Газета выпускается Пресс-клубом РАМТа



Беззащитность перед правосудием

Премьера спектакля Владимира Мирзоева «Олеанна»

18.04.2017

 
6 апреля на Маленькой сцене РАМТа состоялась премьера спектакля Владимира Мирзоева «Олеанна» – яркий социальный памфлет, ставящий под сомнение тотальную политкорректность современного общества.

Премьерный спектакль РАМТа по пьесе Дэвида Мэмета органично вписывается в репертуарную политику театра по своей острой социальной направленности и актуальной теме, выводящей на любые обобщения вплоть до политических. Отличает постановку камерность – действие происходит на Маленькой сцене, а игру ведут лишь двое артистов – и одновременно нацеленность на широкую аудиторию. Небольшое пространство можно уподобить комнате с телевизором, передающим пугающие новости о кризисе современного образования и падении нравов. Сравнение это уместно, поскольку в качестве режиссера выступает Владимир Мирзоев, известный своими яркими киноработами.

Об этом напоминает и стилистика спектакля (сценография и свет Владимира Ковальчука): жесткий контрастный свет, перерезающий маленькое помещение резкими линиями, повторенными в декорациях – партах, скамьях, стульях; крупные планы, рождаемые за счет небольшого пространства; быстрый ритм и обилие перемещений, способствующих не психологическим переживаниям, а неугасающему интересу к фабуле и диалогам. На сцене порой появляются гримеры и реквизиторы, а финал постановки выглядит эпизодом немого фильма, где звук накладывается на действие с помощью воспроизведения аудиозаписи голосов героев.

Взяв пьесу американца Дэвида Мэмета (перевод Сергея Таска), более известного сценариями для широкого экрана, Владимир Мирзоев выбором почти публицистического материала подчеркивает злободневность поднимаемой в тексте проблемы и ее межнациональную общность. Ожидающий повышения в должности  университетский профессор Джон (Евгений Редько), немного разочарованный в жизни, карьере и браке, но сладко грезящий о новом большом доме и профессиональных перспективах, позволяет себе в присутствии студентки Кэрол (Мария Рыщенкова) ряд откровенных высказываний и неосторожных действий. Девушка, боящаяся отчисления, быстро извлекает пользу из слабости педагога и его понятного желания покрасоваться перед хорошенькой слушательницей. Записав его откровения и предоставив их на рассмотрение в высшие инстанции, Кэрол превращается из жертвы в агрессора, уничтожающего чужие мечты и надежды на будущее.

Название постановки проясняет аннотация к спектаклю: так называли свою комунну в Америке норвежские поселенцы. Их мечта превратить общину в «город-сад» осталась несбыточной, как и мечта профессора Джона.

Спектакль идет два с небольшим часа, разделяясь антрактом на неравноценные по содержанию части. Рассуждая в первом акте о «фетише образования» в обществе, где так много зависит от ученых мужей, наделенных властью, профессор приводит спорные доводы о необходимости диплома не в качестве документа бюрократической системы, а как символа избранности, элитарности. По его словам, университетское обучение – изживающая себя традиция, не дающая молодому человеку ничего, кроме статуса.

Мария Рыщенкова очень органична в роли не самой одаренной студентки, свято верящей в непогрешимость преподавателя и отчаянно желающей получить вожделенный диплом. Ее Кэрол в коротком светлом платье кажется юной и наивной. Она старательно записывает великие мысли профессора, явно намереваясь вызубрить высокие истины, не вникая в их суть.

Но второй акт опровергает это предположение. Скромная девушка с заплаканными глазами и исподволь скользящей по губам лукавой таинственной усмешкой внезапно превращается в уверенного, грубого, угловатого тинейджера в агрессивно красном джемпере, где-то услышавшего о своих конституционных правах и спешно поспешившего заявить о них.

Актриса меняется разительно, играя новый образ с удовольствием и в полную силу. Однако спектакль оставляет открытыми важные вопросы. Когда Кэрол настоящая? Скидывает ли она маску или действительно за ночь пересматривает свои взгляды? И, главное, какую цель преследует, заявляя на профессора: получить зачет или в самом деле защитить свою честь и поруганную образовательную систему?

Финал постановки сыгран на одном дыхании: суд состоялся, профессор временно лишен преподавательской практики, а Кэрол, облаченная в строгий черный костюм и грубые, под стать ее методам, ботинки, диктует ему условия за чашкой чая. Маленькая сцена позволяет воспринять все оттенки чувств, обуревающих героев: мужчина сломлен и подавлен, девушка кажется грозным воплощением правосудия, неспроста изображаемого незрячим. Ее торжество заметно в каждой улыбке, в поигрывании ложечкой, в утонченной радости, с которой она изводит свою жертву. Эта очаровательная студентка – представительница поколения победителей, сметающих на своем праведном пути к успеху все духовные препятствия: у них нет обязанностей – есть только права.

Тема эта актуальна сегодня и в нашей стране, где в каждом классе на стене вывешены права ребенка. Заключительный эпизод рамтовской премьеры многозначительно намекает на плачевные последствия для преподавателя и общества бездумной гонки за соблюдением даже самых абсурдных прав личности.

В этом и заключена главная мысль «Олеанны»: на смену людям с идеалами и совестью пришло поколение бездуховное, но знающее законы. И каждый из нас беззащитен перед правосудием, с величайшей радостью карающим за наивность и человечность.

Дарья Семенова

Фото Сергея Петрова

 

Оставьте комментарий

  • Facebook
  • ВКонтакте
наверх