Газета выпускается Пресс-клубом РАМТа



Надежда Румянцева: музыка жизненного пути

10.6. 2014

Один английский поэт предположил, что «все существа живой природы – лишь эоловы арфы различных очертаний, вибрации которых превращаются в мысли». А ведь и вправду, в каждом человеке играет своя энергия, она рождает наши мысли и выстраивает их, как ноты, в жизненный путь. Для многих жизненный путь Надежды Румянцевой звучит доброй и незатейливой мелодией из всеми любимого кинофильма «Девчата» и звонким смехом Тоськи Кислицыной – смешной, бойкой поварихи с косичками. Но мало кто знает, что свои первые шаги в профессии актриса сделала именно в РАМТе – тогда Центральном детском театре. Худенькая, наивная, неугомонная чудачка, Румянцева играла на сцене маленьких отважных девочек и пленяла зрителей и театральных критиков своей природной искренностью. Тут нашло Надежду Румянцеву амплуа актрисы-травести.

Родилась будущая артистка в селе Потапово на Смоленщине. Ее папа был проводником поезда, а мама просто мамой. Вскоре после рождения Нади семья переехала в подмосковный поселок Жаворонки. Но ярким воспоминанием для нее осталось лето, проведенное в дедовском доме на реке Угре, где произошла знаменитая битва Дмитрия Донского с татарами. Там девочка в красных туфельках, с бантами и в красивом платье быстро избавилась от девичьего наряда и, как самый настоящий чумазый деревенский мальчишка, целыми днями пропадала на раскопках в поисках сокровищ. А вечерами дед рассказывал внучке собранные им за долгую жизнь истории: «Если заложить между бревнами строящейся избы пустую бутылку, то в этом доме никто жить не станет, потому что все вокруг наполнится вздохами, шуршанием, тихим шепотом, а при сильном ветре будут слышаться стоны и страшный тоскливый вой домового». Глаза Нади расширялись от восторга и страха, и она, затаив дыхание, прислушивалась к дому. Но в этом доме ей нечего было бояться. «Здесь все дышало покоем, стариной, размеренным укладом трудовой деревенской жизни. Пахло нагретым сухим деревом и… яблоками. Этот яблочный дух, казалось, пропитал всю избу, он струился от стен, лавок, с потолка…Скоро она открыла секрет старого дома: на чердаке прямо на полу были насыпаны яблоки…». Их сладкий и свежий запах был запахом детства... (Здесь и далее выдержки из книги Э.С.Тадэ «Надежда Румянцева»).

В школе Надю прозвали артисткой из-за неиссякаемой энергии. Она участвовала во всех кружках: пела в хоре, занималась гимнастикой, художественной самодеятельностью… Первую роль Надежда получила еще тогда. Это была роль снегурочки на школьной елке. К тому же, Надя была заводилой во всех хулиганствах, но умудрялась хорошо учиться. Однажды, счастливая, принесла маме областную газету, где была напечатана ее фотография, а рядом сочинение «Как я провела лето». В качестве поощрения она получила в подарок шубку с пелериной, о которой давно мечтала. Только вот поносить ее не удалось: пришлось выменять на хлеб и сало – наступила война.

Но и страшные военные годы не отняли у Надежды Румянцевой здоровое желание жить. Несмотря на тяжелую работу, она оставалась звонкой и отчаянной девчонкой. Надя с дерзостью и храбростью встретила войну. После поступления в комсомол, опередив всех мальчишек класса, рвалась на фронт. Став комсоргом, вместе с другими школьниками ездила по госпиталям с концертами и все дела и поручения брала на себя, и на все ей хватало времени. А бывало, убегала в предвесенний лес, раскрасневшаяся, с выбившимися из-под платка золотистыми прядями, палкой ломала лед – помогала наступлению весны.

Надежда окончила школу с золотой медалью. Но когда пришло время поступать в институт, твердо решила, что точные науки сдавать не будет. Так и выбрала театральный, решив, что «там надо только роли учить».

Актриса всегда с удовольствием рассказывала историю о том, как в чуть великоватых маминых туфлях на каблуках, в юбке-матроске, с двумя косичками она оказалась перед приемной комиссией в школе-студии Центрального детского театра. Актеров, которых увидела сидящими за столом в большом помещении, девочка знала очень хорошо. «Мы ведь учили литературу по детскому театру!» – вспоминала Надежда Васильевна. Сперантова, Пыжова, Воронов… Тот самый Иван Воронов, который играл Фамусова в спектакле «Горе от ума». Тогда юная Надежда смело и громко сказала: «Я буду читать монолог Фамусова!» И со всем своим темпераментом сделала это. Она заметила, что члены комиссии смеются, и поняла это как провал. Но Румянцева не из тех, кто сдается. Неудача только прибавила энергии. «Ярость душила ее, ярость против этих спокойных и равнодушных людей, снисходительно смеющихся над ней. Надя не помнила себя, она отчаянно потрясала палкой, кричала басом, запахивала воображаемый халат, голос ее срывался, она переходила на вкрадчиво-ехидный тон, обращая свои слова к сидящим перед ней. В довершение всего она сорвала с себя панамку и затоптала ее ногами». Разумеется, Румянцева поступила. И когда, много лет спустя, уже будучи известной актрисой, она наведывалась в театр, здесь шутили: «Фамусов пришел! Может, возобновим постановку?»

А когда училась, «Надя любила приходить в театр пораньше и гулять по пустым гулким фойе. Театр в этот час казался огромным и заснувшим, со стен задумчиво смотрели красивые меланхолические женщины, серьезные мужчины, пахло клеем, красками и еще чем-то удивительно приятным и знакомым…»

Педагог Надежды Румянцевой, художественный руководитель ЦДТ Ольга Пыжова, возлагала на актрису большие надежды и прошла рядом с ней весь учебный путь. Она писала: «Хорошо помню, как в первый раз я увидела Надю. Это было в Центральном детском театре, где мы с Борисом Владимировичем Бибиковым в то время ставили пьесу С.Михалкова «Я хочу домой». В фойе, через которое мы проходили на репетицию, учащиеся студии занимались сценическим движением. Одна из девочек выполняла танцевальные «па» с необыкновенной серьезностью и вниманием. В коротеньком платьице, она была похожа на тоненькую стрекозку. Казалось, для нее в мире не существует ничего, кроме движения и музыки… Этот день для Нади во многом стал решающим. Борис Владимирович настоял, чтобы роль Иры Соколовой, на которую мы никак не могли найти исполнительницу, поручили самой юной ученице студии – Румянцевой».
В мгновение Надя Румянцева стала знаменитостью в школе-студии. Ее поздравляли, ей завидовали. Первокурсница будет играть на сцене наравне с профессиональными актерами! Сама Надя выкладывалась на репетициях, прислушивалась к замечаниям и советам, боясь не оправдать ожиданий. Но начинающую актрису хвалили и студенты, и педагоги, и актеры.
«Действие пьесы происходит в дни войны. Надя должна была играть девочку, угнанную в Германию и работающую в прислугах у немецкой фрау. На первой же репетиции наша «находка» покорила всех участников спектакля. Артист И.Д.Воронов полушутя сказал: «У меня нет сил быть жестоким, когда на сцене я смотрю в глаза этому обездоленному ребенку», – вспоминала Ольга Пыжова.

В день премьеры молодую актрису охватило сильное волнение. Тело не слушалось, и все происходящее вокруг казалось невероятным сном. С трудом удалось оторваться от кулисы, в которую вцепилась, как в лучшего друга, и выйти на сцену. Впервые на большую сцену перед полным зрительским залом. Но с последним занавесом и громкими аплодисментами стало ясно – первый в жизни спектакль Надежды Румянцевой состоялся. «Я хочу домой» в 1949-м был удостоен Государственной премии. Газеты и журналы оглашали и преумножали успех театрального коллектива, а вместе с тем рецензенты заметили и начинающую артистку. Лев Кассиль писал в «Литературной газете»: «… роль этой девочки трогательно, с поражающей естественностью играет молодая актриса Н.Румянцева».

В том же году неожиданно для студентов студию Детского театра закрыли, но Румянцу никуда не отпустили, а оставили во вспомогательном составе труппы. Так еще совсем юной она стала актрисой театра и получила оклад 360 рублей. «Я вспоминаю эти дни… Я такая была доверчивая, искренняя… Когда я работала в театре, ко мне все относились как к ребенку, с заботой», – много лет спустя скажет Надежда Васильевна.

Заботились в театре и об образовании молодой артистки. Ольга Пыжова предложила ей место вольнослушательницы на актерском факультете ГИТИСа, где сама собиралась преподавать. И вскоре Надежда совмещала работу с учебой. Полная энтузиазма и творческого запала, она снова все успевала, благодаря трудолюбию и умению распределять свое время. А уже через год стала полноправной студенткой ГИТИСа.

В театре репертуар Надежды Румянцевой пополнился еще двумя ролями, в которых продрожал раскрываться редкий талант актрисы амплуа травести.
Она сыграла Иринку в спектакле «Ее друзья» по пьесе Виктора Розова и храбрую Машу в сказке Михаила Маклярского «Репка». А на новогоднем утреннике, традиционно устраиваемом в театре для юных зрителей, снова была очаровательной звонкоголосой снегурочкой, как когда-то школе.

Героини Румянцевой были трогательными и искренними. Дети – самые строгие зрители – сопереживали им. Верили, что все, что происходит на подмостках не понарошку. Во время сцены в пещере в спектакле «Репка» из зала то и дело доносились встревоженные голоса маленьких мальчиков и девочек: «Ты посмотри назад, Маша, тебя съест паук!»

«Дарование Нади глубоко индивидуально, она обладает истинно комедийным талантом в сочетании с внешней инфантильностью и манерами подростка, – вспоминала о своей ученице Ольга Пыжова. – В ней много заразительного, яркого. Но это только одна из граней дарования Румянцевой. Ей многое дано. И никто лучше меня, ее педагога, не знает, что Надя – прекрасная драматическая актриса с сильным, захватывающим темпераментом. И это качество отнюдь не уходит, не пропадает, напротив, с годами оно развивается и обогащается».

Однажды в театр пришел человек с папкой бумаг в руках, это был кинорежиссер Николай Лебедев, а бумаги – сценарий к новому фильму по повести Ивана Василенко «Звездочка». Сценарий предназначался для молодой актрисы – Надежды Румянцевой.

С трудом удалось уговорить директора Детского театра Константина Шах-Азизова отпустить актрису и уладить дело в институте. «Когда Надя получила приглашение на съемку, – рассказывает Ольга Пыжова, – в ГИТИСе велась упорная и, я бы сказала, довольно справедливая борьба против того, чтобы студенты снимались во время учебы в институте… Несмотря на все опасности, подстерегающие молодого актера на съемках, несмотря на все отрицательные стороны кинематографа, я отпустила Надю. И не только отпустила, но и помогла преодолеть сопротивление администрации. Это произошло потому, что я уже достаточно хорошо знала свою ученицу, верила в нее. Она обладала редким и очень ценным качеством: умением правильно поставить себя в работе с режиссером, защитить свою точку зрения, отстоять свое видение роли».

После удачных съемок и успеха фильма Надежда Румянцева решает изменить творческую судьбу и связать свою жизнь с кино. Она не возвращается в ГИТИС, а переходит во Всероссийский институт кинематографии следом за своими несменными педагогами Ольгой Пыжовой и Борисом Бибиковым.

Вскоре Надежда сыграла еще в двух картинах: пионерку Галю в фильме «Алеша Птицын вырабатывает характер» и отважную разведчицу Катю в «Морском охотнике». Театральное амплуа актрисы травести не покидало ее и в кино. Но в кинематографе его справедливо считают одним из самых трудных. На экране взрослому актеру намного сложнее скрыть свой возраст. Фальшь и наигрыш словно преумножаются в нем. Однако Румянцеву даже дети, играющие с ней в сценах принимали за свою. Режиссеры говорили о ней: «Талант и работоспособность – многообещающее качество», «Под эту актрису нужно снимать фильмы!» И снимали.
Всесоюзная слава пришла к Надежде Румянцевой с фильмом Юрия Степановича Чулюкина «Неподдающиеся», где она сыграла передовицу производства Надю Берестову.

А в 1961 году вышел фильм «Девчата», после которого актрису узнал и полюбил весь мир. Надежда Румянцева получила приз за лучшую женскую роль на международном кинофестивале в Аргентине. Мировые газеты называли ее продолжательницей традиции Чарли Чаплина и Джульетты Мазины. Годом позже актрисе было присвоено звание заслуженной артистки РСФСР. После чего она снялась во многих полюбившихся нам фильмах: «Королева бензоколонки», «Полустанок», «Женитьба Бальзаминова», «Крепкий орешек».
Однако самой главной ролью для Румянцевой стала роль жены. «Человек держится на плаву, когда у него хороший тыл», – сказала она и на самом взлете своей карьеры уехала за мужем-дипломатом сначала в Египет, а потом в Малайзию. Надежда Васильевна выучила два языка – французский и английский, готовила мужу завтраки и с блеском представляла его на светских приемах, где вокруг очаровательной советской актрисы всегда собиралась публика, готовая услышать очередной анекдот, рассказанный ею по-английски.

После возвращения на родину Надежда Румянцева почти не снималась, вела детскую программу «Будильник», ее голосом говорила мартышка из мультфильма «38 попугаев», утенок Дилли из «Утиных историй», звезды мирового кино. Работа в озвучивании сблизила Надежду Румянцеву с еще одной замечательной актрисой ЦДТ-РАМТа Людмилой Владимировной Гниловой и сделала их близкими подругами.

– Людмила Владимировна, как и когда Вы познакомились с Надеждой Румянцевой?

– Мы вместе снимались у Вениамина Давыдовича Дормана в фильме «Легкая жизнь». Близкая дружба между нами в тот момент еще не зародилась. Но это были очень теплые отношения с простой человеческой симпатией. Намного позже, уже работая над диснеевскими мультиками, мы станем подругами.

– Какой она Вам показалась в Вашу первую встречу?

–У меня было такое ощущение, что мы знакомы уже много лет. Я хорошо знала Надежду Румянцеву как актрису. Мало кто не восхищался ее творчеством и не завидовал успеху. Нельзя сказать, что я следила за ее жизнью, но она как будто все время была рядышком. К первой встрече я, конечно, готовилась, представляла, что ей скажу. В тот день пришла в костюмерную, стала переодеваться, тут входит она и говорит: «Привет, я Надя». – «…а я Люся», – не нашла других слов я. Вот так просто и тепло познакомились. Никогда у Нади не было чувства превосходства перед другими и звездности, которые есть у многих современных актрис.

– Вы пришли в ЦДТ-РАМТ сразу после ухода Румянцевой, и, интересно, что Вам достались ее костюмы…

– Да, у нас с ней один размер был. Когда костюмеры приносили костюмы, всегда говорили: «Это еще Наденьки Румянцевой! – и добавляли, – Надюша всегда вешала свой костюм на вешалку. А когда разгримировывалась, никогда не позволяла себе бросить бумагу на пол». Так, еще не зная Надежды, я уже воспитывалась ее примером. И даже если куда-то опаздывала, помнила, что все равно надо все повесить на вешалку. Потому, что «Надюша всегда вешала свой костюм!» Память о Наде в театре всегда сохранялась, она все время была рядом, и сейчас тоже рядом с нами.

– А что вспоминала сама Надежда Васильевна о своей жизни в ЦДТ?

– Она вспоминала своих партнеров и педагогов: Ольгу Ивановну Пыжову и Бориса Владимировича Бибикова, Марию Иосифовну Кнебель, Анну Алексеевну Некрасову, Валентина Сергеевича Колесаева… А еще в театре замечательно было то, что ребята, еще совершенно молодые и неопытные, черпали не только теоретические знания, но и практические умения рядом со своими наставниками на сцене. Мы называли их играющими тренерами. Она всегда чтила и помнила Валентину Александровну Сперантову, с которой была в очень хороших отношениях, даже преклонялась перед ней, как и перед Иваном Дмитриевичем Вороновым. Эти люди помогли в становлении многим поколениям артистов. Так что Надежда всегда в благодарных выражениях вспоминала о театре. Для нее и для многих это был великий храм искусств.

– Расскажите о жизни актера амплуа травести, очень характерного для детского театра тех лет. Какие актрисы попадали на роли травести?

– Основным критерием являлся рост. Но были и такие актрисы, которые при довольно крупной фактуре жили органично в детских образах. Большое значение имел голос. Нужно было работать над его транскрипцией: голоса мальчишек, как треугольники, острые и немного грубые, а девчоночьи – как кружочки, округлые и мягкие. У Надежды Румянцевой эти роли здорово получались. Со своей достоверностью, непосредственностью и чистотой она сама была как мальчик или девочка.

– Как долго актриса могла в этом амплуа работать?

– Главное было сохранить физическую форму. Если актриса полнела, появлялись сложности с образом. Ну и возрастные цензы есть. Однако во многих театрах актрисы-травести играли десятилетиями. Их называли «актрисами одного амплуа».
Но в нашем театре у нас всегда была возможность иметь разноплановые роли: и детские, и юношеские, и возрастные. Мы могли развивать свое актерское мастерство. И это было профессиональное счастье.

– Сложно ли было перейти из амплуа травести на возрастные роли?

– Честно говоря, сложно. Это не всем удавалось, в первую очередь, из-за фактуры. Актрисы-травести чаще – миниатюрные. Они терялись во взрослых образах на сцене, приходилось искать подходящие мизансцены, чтобы казаться крупнее. Безусловно, была важна заинтересованность режиссера и внутренние возможности самой актрисы. Случалось, никто не мог представить их никак иначе, как мальчишками, а потом они оказывались потрясающими исполнительницами женских ролей.

– В чем были плюсы и минусы амплуа травести?

– Самый главный минус – это существование затяжек, которые должны были скрывать физиологические особенности женщины. Это плохо для организма. А плюсы… Возможность почувствовать себя ребенком и поступать так, как во взрослой жизни никогда бы не поступила.

– Как Вы думаете, в сегодняшнем театре Надежда Васильевна и Вы сами смогли бы реализоваться?

– Конечно. Театр же не меняется. Меняется время, меняются проблемы, а принцип и подход к нашему делу остается тем же. Если ты актер с большой буквы, то тебе не важно, в каком времени играть.

– В чем, по-вашему, был секрет неиссякаемой энергии актрисы? Где брала она силы жить, бороться и заражать других оптимизмом?

– Наверное, от родителей. От того, что детство она провела на природе. Природа – это же естество. Иной раз вдыхаешь полной грудью свежий воздух и понимаешь, что ты счастлив, что какая-то сила в тебе поднимается. Был в Наде настоящий земной стержень, чувство убежденности и правдивости. Она во все вкладывала душу.  Бывают такие люди, у которых все, к чему они прикасаются, покрывается позолотой, а у Нади все расцветало. Она всегда всем помогала, всегда боролась за правду. Сердце у нее было больше, чем она сама. Люди ее очень любили. И сейчас на Ваганьковском кладбище к ней не зарастает народная тропа. Приходишь, поговоришь с ней – и такое ощущение, что лучик света откуда-то появляется. А ее очаровательная улыбка на фотографии вселяет надежду. Недаром она – Надя…

– Если бы на жизненный путь Надежды Румянцевой можно было наложить музыку, что это было бы?

– Классика. Что-то такое бравурное, красивое – как ветер, гуляющий в ветвях цветущей яблони. Вот он подул – и белые лепесточки закружились. Это Роберт Шуман. «Порыв».

Надежда Румянцева умерла 8 апреля 2008 года. «Какую я счастливую жизнь прожила!»– говорила Надежда Васильевна мужу. А у себя в записной книжке писала: «В жизни нет ничего неинтересного, незначительного, примитивного, все при ближайшем рассмотрении оказывается сложным, красивым и оригинальным. Надо только хотеть видеть и наблюдать. Жизнь поэтична именно своей неповторимостью…»  Жизненный путь Надежды Румянцевой действительно был неповторим. Он звучал всеми нотами: детским, дружескими, храбрыми, лихими и торжественными, тонкими, женственными и удивительно человеческими. И самое главное – он никогда не звучал фальшиво.

Родилась 9 сентября 1930 года.
В 1948 году поступила в школу-студию при Центральном детском театре.
Затем стала студенткой ГИТИСа.
В 1952 году перешла во ВГИК.
В 1955 году поступила на службу в Театр-студию киноактера.
В кинематографе сыграла более 30 ролей.
Вторую половину творческой жизни посвятила работе в озвучивании. Работала над советскими и зарубежными фильмами и мультфильмами: «Кавказская пленница», «Белое солнце пустыни», «Зита и Гита», «Звуки музыки», «Унесенные ветром», «Утиные истории», «38 попугаев», «Мальчик с пальчик» и многими другими.

Роли в Центральном детском театре:

  1. Ира Соколова, «Я хочу домой» С.Михалкова, реж. О.Пыжова, В.Бибиков, 1949 г.
  2. Иринка, «Ее друзья» В.Розова, реж. О.Пыжова, В.Бибиков, 1949 г.
  3. Маша, «Репка» М.Маклярского, реж. В.Колесаев, 1950 г.

Роли в кино:

  1. Маруся Родникова, «Навстречу жизни», реж. Н.Лебедев, 1952 г.
  2. Галя, «Алеша Птицын вырабатывает характер», реж. А. Гарник, 1953 г.
  3. Катя, «Морской охотник», реж. В. Немоляев, 1954 г.
  4. Мэй, «Мексиканец», реж. В. Каплуновский, 1955 г.
  5. Тамара, «Сын», реж. Ю.Озеров, 1955 г.
  6. Нина Румянцева, «Весенние голоса» (киноконцерт), реж. С.Гуров, Э.Рязанов, 1955 г.
  7. Настя Федоренко, «Море зовет», реж. В.Браун, 1956 г.
  8. Лесной мальчик, «Звездный мальчик», реж. А.Дударов, Е.Зильберштейн, 1957 г.
  9. Иринка, «Гори, моя звезда», реж. А.Слесаренко, 1957 г.
  10. Аня, «Очередной рейс», реж. Р.Гольдин, 1958 г.
  11. Надя Берестова, «Неподдающиеся», реж. Ю.Чулюкин, 1959 г.
  12. Люба Соловьева, «Трижды воскресший», реж. Л.Гайдай, 1960 г.
  13. Пепита, «Вольный ветер», реж. Л.Трауберг, А.Тутышкин, 1961 г.
  14. Тося Кислицына, «Девчата», реж. Ю.Чулюкин, 1961 г.
  15. Людмила Добрыйвечер, «Королева бензоколонки», реж. А.Мишурин, 1963 г.
  16. Счетовод Сима, «Полустанок», реж. Б.Барнет, 1963 г.
  17. Леля, «Павлуха», реж. С.Туманов, Г.Щукин, 1964 г.
  18. Раиса, «Женитьба Бальзаминова», реж. К.Воинов, 1964 г.
  19. Галя Бочкина, «Легкая жизнь», реж. В.Дорман, 1964 г.
  20. Маша Федорова, «Черт с портфелем», реж. В.Герасимов, 1966 г.
  21. Рая Орешкина, «Крепкий орешек», реж. Т.Вульфович, 1966 г.
  22. Жена Сени, «Ау-у!», реж. В.Крючков, Г.Бежанов, Ю.Горковенко, 1975 г.
  23. Мать Альки, «Несовершеннолетние», реж. В.Роговой, 1976 г.
  24. Валентина Евгеньевна, «Трудный день – понедельник», реж. А.Мкртчян, 1976 г.
  25. Эмма Рикерт, «Проданный смех», реж. Л.Нечаев, 1981 г.
  26. Мадам Саламандра, «Тайна, известная всем», реж. Н.Засеев-Руденко, 1981 г.
  27. Зайцева, «Женатый холостяк», реж. В.Роговой, 1982 г.
  28. Одри Вуд, «Конец света с последующим симпозиумом», реж. Т.Лиознова, 1986 г.
  29. Айша, «Чудная долина», реж. Р.Кубаева, 2004 г.
  30. Марья Ивановна, «Нечаянная радость», реж. М.Фаносян, 2005 г.

В тексте использованы материалы книги Э. С. Тадэ «Надежда Румянцева» (Москва, «Искусство», 1967 г.), журнала «Актеры Советского Кино. Надежда Румянцева» (Москва, Бюро пропаганды советского киноискусства, 1963 г.) и телепередачи К. Вионова «Линия Жизни. Надежда Румянцева» (ВГТРК, Культура, 2006 г.).

Яна Яковлева

 

Оставьте комментарий

  • Facebook
  • ВКонтакте
наверх