Газета выпускается Пресс-клубом РАМТа



Образовательные проекты в театре: обмен опытом

Итоги семинара по работе со зрителями в РАМТе

01.02. 2015

18 и 19 декабря в РАМТе состоялся семинар для специалистов по работе со зрителями. В нем приняли участие 20 представителей российских театров из Твери, Санкт-Петербурга, Перми, Белгорода, Екатеринбурга, Северска, Петрозаводска, Ульяновска, Самары, Иркутска и Москвы. Мастер-классы, данные специалистами РАМТа Аллой Лисициной и Ольгой Бигильдинской, были посвящены клубной и проектной деятельности Молодежного. В частности, участникам семинара были представлены работающие уже не один год в театре «Семейный клуб», «Театральный словарь», клуб «Премьера», «Пресс-клуб», а также зрительские проекты «Прогулки по Берегу утопии», «ТЕАТР+», «Театральный этикет», «Празднование юбилея драматурга В.Розова» и образовательная программа, сопровождающая премьеру спектакля «Нюрнберг». В конце второго дня участники мероприятия собрались за круглым столом, рассказали об опыте работы со зрителями, существующем в каждом из представленных театров, а также поделились своими впечатлениями от семинара. Предлагаем вашему вниманию фрагменты стенограммы этого разговора.

Ольга Бигильдинская, руководитель Экспериментального центра по работе со зрителями РАМТа: Уважаемые коллеги, расскажите, пожалуйста, как проходит работа со зрителями в ваших театрах, какие у нее перспективы, и сможете ли вы использовать тот опыт, о котором мы вам рассказали, в своей работе?

Ирина Тимофеева, администратор Московского театра кукол: Наш театр с огромной традицией и большой историей, год назад пережил попытку преобразовать его в культурный центр, то есть от театра-дома уйти к прокатной площадке. Странный был период, потому что детскому театру нужен театр-дом. И сейчас утрачено все, что было наработано, и нужно начинать заново. Первый круг зрителей, которых мы любим, знаем, мы должны снова сделать. Как здесь уже сказали, хочется быстрее, все и сразу. Но это не быстрая работа. Это работа нескольких – как минимум трех сезонов, когда ты буквально подходишь к людям и просто здороваешься с ними за руку в фойе. Главное, ставить большие цели наряду с маленькими.

Татьяна Чернова, заместитель директора по работе со зрителями, завлит Санкт-Петербургского государственного детского музыкального театра «Зазеркалье»: Наш театр работает 28-й сезон, позиционирует себя как семейный театр, потому что есть спектакли для всех возрастов. Поэтому хотим привлекать именно семью. Как и у вас, у нас два человека заточены на то, чтобы пришла та самая наша публика, ради которой вы так бьетесь здесь. Так же мы пытаемся привлечь людей, которые придут еще раз и еще раз.
У нас есть «Арт-клуб», абонемент для детей и родителей «Три апельсина», который отсылает нас к Гоцци, Прокофьеву, Мейерхольду. Нам все время хочется выйти за рамки только музыки. Поэтому три «апельсина» – это литература, музыка, театр. И это все в форме бесконечных «веришь-не веришь», «ответь на вопрос», «придумай сказку». Абонемент рассчитан примерно на 3-6 классы.
Есть просветительские абонементы на большой сцене. И есть – не систематизированные, как у вас, к сожалению, – встречи перед спектаклями с артистами, с режиссерами, помогающие разобраться в содержании. Так называемый «Клуб ОПЕРуполномоченных».
Я не знаю, кто проводил в летом в Москве встречу, куда были приглашены представители немецких театров. На ней была моя коллега, мы очень хорошо поживились тогда и теперь делаем проект, который  в Европе называется «Премьерный класс» а у нас – «Классная премьера». То есть это класс – 30 или 40 человек – это опять штучный товар, как и у вас, а не 5 миллионов. К премьере «Мадам Баттерфляй» 40 старшеклассников были готовы благодаря нескольким встречам: с художником, дирижером, исполнительницей главной роли, открытым репетициям, они даже попали на спевку хорового ансамбля и услышали там то, что они никогда и нигде бы не услышали. Поэтому работа идет по всем фронтам.

Алла Лисицина, режиссер-педагог РАМТа, автор клубных программ: Вам полезно было приехать на семинар?

Татьяна Чернова: Не то слово. И очень многое мною записывалось в два блока: то, что вы рассказывали, и то, что по ходу рождалось.

Алла Гурина, начальник отдела развития Пермского театра юного зрителя: У нас тоже проблема разновозрастной аудитории – есть спектакли и для самых маленьких, и 18+. И самая главная проблема – это привлечение студенческой, молодежной аудитории, поэтому сегодняшний семинар кладезь всевозможных идей. Точно так же я сидела и записывала тут же возникающие идеи, что можно на базе наших спектаклей сделать.
Я считаю, что у нас неплохо поставлена работа по организации младших школьников. Мы возродили «Праздник посвящения в зрители» – праздник первого посещения театра для первоклассников. Проводили его уже четвертый сезон. И если первый год мы набрали только один зал, то сейчас набирается заявок на четыре зала. На «Празднике посвящения в зрители» мы даем старт конкурсу «Самый театральный класс». Участвовать в нем могут не только те классы, которые пришли на праздник, но и все желающие первые классы. В этом году мы поставили условие, что дети ходят в театр с родителями по выходным дням.
В чем заключается этот конкурс? Каждый класс получает некий пакет с заданиями. Там есть вопросы самым внимательным зрителям, вопросы на специфику постановки, чтобы ребята обращали внимание на то, что в спектакле кроме актера играет реквизит, музыка, свет. Есть вопросы, на которые нет однозначного ответа: «обсуди с мамой…», «поговори с бабушкой…», «как ты думаешь…», «нарисуй…»,  «сочини…», «придумай…». Класс выполняет эти задания, возвращает их в театр. В конце сезона мы выбираем самый театральный класс, который получает приглашение в новом сезоне бесплатно посмотреть детский спектакль. Как правило, сдачу какой-то премьеры.

Ольга Бигильдинская: Сколько классов участвует в проекте?

Алла Гурина: К финалу доходят 18-20 классов. И те, кто участвовал в конкурсе уже несколько сезонов, становятся нашими зрителями, они уже знают, что в театре есть что-то интересное помимо спектакля. Мы также проводим новогодний конкурс детского творчества. Ему уже пятый год, и на этот раз он запустился просто с пол-оборота, мы даже не делали рассылку, люди с ноября сами стали звонить и спрашивать о нем.

Ирина Аверина, координатор проекта РАМТа «Открытые двери»: Что меня еще удивило, в театре есть квесты.

Алла Гурина: Да, но это уже для старшеклассников и студентов. Второй год в сентябре мы проводим фотокросс. Так как театр находится в здании-памятнике архитектуры, то первый кросс назывался «В двух шагах от театра». Мы выбрали фрагменты архитектурных памятников, которые находятся в районе двух кварталов от театра, и предлагали по этим фрагментам найти сами здания и сфотографировать. В этом году мы не очень внятно сформулировали задание, предложив сделать фотографии на тему спектакля, и это оказалось очень сложно даже для наших постоянных зрителей.
А весной мы проводим краеведческую игру, опять же связанную со зданием нашего театра.

Любовь Бахарева, заместитель директора по маркетингу и организации зрителей Тверского театра юного зрителя: О большинстве проектов, которые у нас запущены, расскажет моя коллега Анастасия. Я же расскажу о наших проблемах.
Возможно, несколько лет тому назад мы бы обрадовались, а сейчас, мягко говоря, не рады. В этом сезоне наш комитет по делам культуры решил простимулировать поход школьников в театр и спустил «указиловку» каждой школе, согласно которой ее деятельность будет оцениваться, в том числе, и по тому, как они посещали театр. С одной стороны, это стимуляция культпоходов, вроде как привлечение зрителей в театр, а с другой, уж простите, такого зрителя лучше бы не было. Вы все прекрасно понимаете, что приходят зрители не подготовленные абсолютно. Поэтому с этого сезона наиболее популярные для нас проекты – это «Театральный этикет» и «Подготовка к спектаклю».
Возможно, кто-то слышал о нашей постановке «Ночное загадочное убийство собаки» - это очень сложный по восприятию спектакль о мальчике-аутисте. Мы попробовали проводить получасовую подготовку к этому спектаклю. Результаты очень хорошие. Нам пришлось объяснять, кто такие аутисты, информировать о толерантности, о терпимости. И, действительно, подготовленные дети очень хорошо воспринимали спектакль и не чурались сходить на другой спектакль. Проведя такую программу к «Ночному загадочному убийству собаки», мы получили приток зрителей того же возраста на «Недоросля» и другие спектакли. Будем продолжать.
А «Театральный этикет» для нас очень актуален, потому что большинство детей не просто не знают, как ходить в театр и как себя вести, они не понимают, зачем они сюда пришли – это тоже проблема, связанная с культпоходом.

Ирина Аверина: Может, с педагогов начинать?

Любовь Бахарева: С педагогами труднее. Реально, конечно, но это не дело одного сезона, и дети в этом плане оказались более мобильны. Несколько раз мы пробовали тренировать их перед спектаклем в течение 15 минут…

Ольга Бигильдинская: Это случайный зритель или люди, которые приходят специально на эту программу?

Любовь Бахарева: Это абсолютно случайная программа, спонтанно возникающая. Вот, например, приехала школа раньше, чем надо. Надо их чем-то занять. Кто свободен? Кто что может? Быстро прибежали – либо экскурсию провели, либо рассказали о театральном этикете, либо немножечко о спектакле. В принципе, эти проекты очень удачные и мы будем их продолжать. Плюс ко всему точно так же Комитет по делам культуры в этом году обязал нас сделать какую-то программу для школьников, посвященную театру.

Ольга Бигильдинская: «Этичный понедельник», например. И по понедельникам они знают, что если они в понедельник попадают в театр, они попадают на экскурсию.

Любовь Бахарева: В понедельник они попадают на экскурсию и так, у нас этот проект уже года три как существует.

Алла Лисицина: Что из этого семинара точно войдет в работу театра?

Любовь Бахарева: Экскурсия по театральному этикету, работа с «Семейным клубом» однозначно.

Анастасия Князева, администратор Тверского театра юного зрителя: Алла Евгеньевна, жду от Вас вопроса, что мы почерпнули на этом семинаре. Конкретно я занимаюсь детишками помладше и почерпнула очень много для себя. Я уже начала «Семейный клуб» делать, но «то с потолка, то с пола» информацию собирала. Я поняла, что все получится не сразу, и что первый год очень тяжело дается. Наша зам. директора по творческим вопросам однажды, занимаясь с актерами хореографией возле станка, вышла и сказала: «Ты знаешь, мне хореограф сказал, что у меня вывернутость хорошая». Вот и мы стараемся, чтобы в нашем театре была вывернутость хорошая, стараемся выворачиваться, как только можем.
Очень много проблем, на мой взгляд, с народом, который живет в Твери, со стереотипом «Тверской театр юного зрителя». То есть даже люди, которые, кажется, образованные, удивляются: «В театре юного зрителя дают «Фигаро»? У вас есть «Тарюф»? И, естественно, оттого, что у нас не очень образован взрослый зритель, который сам очень плохо ходит на спектакли, он не может привлечь и своего ребенка. Зачастую в школе собирают по 300 рублей как-то снисходительно: ну, сдадим на ТЮЗ. И спектакль оценивается на уровне «понравилось-не понравилось».
Мы стараемся работать со зрителями, привлекать, это очень тяжело, потому что родителям области хочется больше в цирк. И мы не ожидали, кстати, что «Семейный клуб» у нас будет идти с таким успехом, что наши абонементы, как горячие пирожки, разлетятся в первый же месяц. Мне было приятно, я проводила второе занятие и мамочка сказала: «У вас на следующий год будет что-нибудь такое?» То есть ты реально понимаешь, что не зря старался, что можно придумывать еще что-то.
Очень здорово, РАМТ, что собрали нас всех. Очень много мы узнали из того, что люди рассказывали, не только от вас.

Анна Калашник, начальник информационно-рекламной и проектной деятельности Национального театра Карелии: Мне вообще приятно находиться в этой группе людей, потому что я не представляю ТЮЗ. У нас в городе вообще нет Театра юного зрителя, но, безусловно, есть детский репертуар, который мы показываем. Но никаких режиссеров-педагогов и конкретных программ, которые были бы связаны со зрителями и организацией работы с детьми, у нас нет.
К сожалению, в нашем театре так строится работа, что бывают кульпоходы, естественно. Клуб любителей театра складывается, но он очень небольшой.
У нас есть развитые социальные партнерства. Если спектакли на национальных языках, то зрители собираются небольшими группами по интересам, презентации какие-нибудь проводят, мы открыто идем им навстречу.
Также я общаюсь с художниками, у нас есть выставочное пространство в фойе, и я занимаюсь выставками.
На самом деле, мы реализуем какие-то инициативы, вроде бы, успешные, но это не входит в традицию, в систему, что, безусловно, было бы очень важно. И сегодня вы «волшебный пинок» мне дали. У меня есть два ответственных сотрудника, с которыми я теперь проведу свой семинар.
В этом году, кстати говоря, я пригласила на работу молодого человека, который представляет определенную субкультуру, он панк. Я с ним познакомилась, будучи членом жюри конкурса «А ну-ка, парни». Он занял 1 место и свой приз - абонемент в стоматологию попросил обменять на билеты в театр. А через полгода он мне написал, что закончил филологический факультет и ищет работу. Мы сейчас вместе с ним делаем реконструкцию сайта, он занимается проектами в соцсетях. И это взгляд человека совсем с другой стороны. Иногда это абсолютно нетрадиционные идеи, которые я бы никогда не придумала. Я считаю, что это хорошее приобретение, и надо его дальше как-то воспитывать. И я вот сидела и думала, что ему бы было очень интересно на таком семинаре поприсутствовать и вообще влиться в это сообщество.

Ольга Михайлова, художественный руководитель Народного самодеятельного коллектива молодежной театральной студии «Новая сцена»: Мы тут единственный учебный театр. Но проблемы у нас те же. Нам исполнилось буквально неделю назад 20 лет. Все, что мы слышали на вашем семинаре, частично мы делаем. Мы проводим беседы после спектаклей, но они не так, как у вас, системно проходят. Мы встречаемся с актерами и режиссерами нашего драматического театра, где, в основном, приезжие режиссеры из Москвы. У нас есть проект «Международный фестиваль», который мы проводим на базе нашего театра. Все это вроде бы существует, но проблема со зрителем просто катастрофическая. И к нам так же приводят школы. И самое страшное: учителя оставляют детей и сами уходят. Я, как художественный руководитель, пытаюсь настроить детей, научить их перед спектаклем. Естественно, иногда имеет результат - в зависимости от того, какая школа.
Мы обсуждали, нужен ли «Семейный клуб» в любительском театре. Вы знаете, мы попробуем. Потому что, я считаю, любой шаг, который мы делаем, мы делаем не зря. Вы дали нам такую массу материала, что мы ее попытаемся реализовать и продолжать ваше дело.

Валентина Дубянская, доцент кафедры актерского искусства Белгородского государственного института искусств и культуры, режиссер театральной студии «Новая сцена»: Проблемы нас доселе интересовали совсем другие: и методика преподавания, и режиссура, и актерство, – все, кроме работы со зрителем. Вам огромное спасибо, что вы на эту проблему обратили внимание. Я обратила на нее раньше по другому поводу. Меня интересует социальная функция театра, когда он может менять жизнь. А как поменять жизнь, если не вмешиваться в жизнь зрителей, если зрители не понимают, что мы ставим, что они ходят смотреть. Поэтому всевозможные акции перед спектаклями, всевозможные мероприятия, о которых вы говорили, надо проводить. Надо студентам объяснять, как смотреть и понимать спектакль, а не мечтать о театре вслепую. Будем делать, будем расширять, как Марк Захаров сказал, коридор поиска благодаря вам. Спасибо вам огромное. Вы энтузиасты. Вы два человека все это делаете, но не забудьте, Авиньонский международный театральный фестиваль делают тоже два человека – муж и жена, и тоже успевают, удачи вам.

Марина Корнева, заместитель директора по творческим вопросам и связям с общественностью Ульяновского театра юного зрителя NEBOLSHOY ТЕАТР: Я – режиссер. И поскольку сюда приехал режиссер, то понятно, педагогов у нас в театре нет, и с этой службой в нашем театре пока не сталкивались. Но это не говорит о том, что у нас нет работы со зрителем. Мы ее проводим, но она у нас в основном творческая. Например, идет спектакль «Малыш и Карлсон» и мы проводим конкурс рисунков «Собака для Малыша», устраиваем в театре выставку этих рисунков и потом лучшие рисунки участвуют в нашем спектакле.
В апреле мы провели «Шекспировский марафон», это тоже творческий конкурс к 450-летию Шекспира. Мы начали его в январе 2014-го, а в апреле был гала-концерт, в котором мог принять участие любой желающий со своими стихами и сонетами.
Моя задача сейчас найти людей, которые будут проводить образовательную программу. Театр такое место, где большую роль играет лицо. Здесь кадры решают все. Эту программу не может сделать человек, который просто пришел как педагог. Это должен быть человек, который живет этим театром. Я вижу, во-первых, насколько вы горите этим, и, во-вторых, насколько вы понимаете тот спектакль, который у вас на сцене, насколько вы любите этот спектакль, как вы его позиционируете, что вы можете придумать на основе этого. Таких людей найти очень хочется, хочется воспитать, направить их по этому пути.
Мне понравился проект, посвященный правилам поведения в театре. И я возьму на вооружение проект к премьере – это замечательная вещь.

Евгения Иванова, главный специалист по связям с общественностью Томского областного театра юного зрителя: Я в театральной сфере очень новый человек, поэтому для меня здесь практически каждое слово, каждый человек был чем-то новым, поводом для дальнейшего размышления. Что-то из рассказанного и к моей специальности подойдет: организация каких-то конкурсов, проведение мероприятий. То, с какой отдачей, с каким рвением это делают другие люди, очень воодушевляет.

Ольга Власова, куратор социально-просветительских проектов БДТ им. Г.А.Товстоногова: Я вместе с режиссером Борисом Павловичем занимаюсь социально-просветительским направлением в Большом драматическом театре имени Товстоногова. Я думаю, вы знакомы с его деятельностью и тем, что касается его педагогической работы и его работы со школьниками. И вот сейчас в рамках новой программы, которую предложил художественный руководитель театра Андрей Анатольевич Могучий, у нас появилось такое направление. Мы представляем его тоже двумя людьми – Борисом и мною. Сейчас мы сделали очередной «ПАМ» – фестиваль «Пространство Андрея Могучего», который каждый раз проходит на новых площадках с разными концепциями. На этот раз это была история, связанная со школами. Четыре режиссера пришли в настоящие реальные общеобразовательные школы, выбрали там пространство, в котором каждый из них поставил главу из «Героя нашего времени». В итоге затея удалась и прошла вполне удачно. Был достигнут и определенный художественный результат.

Ольга Бигильдинская: Вы сбили, наверное, весь учебный процесс.

Ольга Власова: Это было во время каникул, и ни один урок не пострадал. Сейчас у нас три  направления работы. Мы продолжаем работу со школьниками. Также второй сезон ведем педагогическую лабораторию, которая дает очень хороший результат. Школьные педагоги в конце каждого месяца встречаются в театре…

Ольга Бигильдинская: Как вы их находите и какое количество людей приходит на эти встречи?

Ольга Власова: Это была рассылка, были связи Павловича, а также заинтересованные люди, связанные с дополнительным образованием. Костяк, который приходит на каждую встречу, это 45 человек. Среди них много тех, кто связан и с педагогической работой, и с театром профессиональным.
А еще мы работаем со школами. В первую очередь, нас интересуют старшеклассники, начиная с 8 класса. Месяц назад я приступила к презентации программы работы со студентами. Я знала, что РАМТ давно проводит огромное количество разнообразных программ, но про «Нюрнберг» я не знала, и когда увидела приглашение на семинар, удивилась, как точно все по пунктам вписывается в мои должностные обязанности. Я увидела, что придумала, как мне кажется, удивительно новаторскую образовательную программу. Но в ней один в один все, что вы рассказывали. Только я хочу уйти от лекций, это настолько сейчас стало модной историей.

Из зала: И очень востребованной, если хороший лектор.

Ольга Власова: Да, но мы хотим уйти в дискуссии… В свое время в Александринском театре, когда я там проходила практику, мы очень успешно стали продвигать студенческие театроведческие конференции. Потом вышли на уровень СНГ, потом на Прибалтику. В итоге эти встречи оказались интересны и театрам. Это были такие мощные связи и потоки: одни люди познакомились с другими, авторы нашли друг друга, завязалась очень хорошая штука. Я вот и сейчас думаю над формой научной конференции, можно запустить те же самые ворк-шопы. Потому что мне все время кажется, что все эти методики, что вы описываете, все это уже было. А системность, которую вам удалось создать, это, по-моему, великолепно.

Елена Кузькина, заведующая Центром театральной педагогики Томского областного театра юного зрителя: Вообще, это моя третья попытка подхода к этому «снаряду». После окончания Кемеровского института Александра Петровна Ершова нас всех заразила своей программой «Театр в школе», когда хореография и театр у детей были с первого класса. В Москве была практическая конференция «Театр, где играют дети», знакомство с Корогодским, Казарновским.
Второй подход был, когда меня пригласили в Томск директором Центра творчества «Синяя птица» и я там отработала 10 лет, хотела чуть ли ни детскую филармонию сделать: чтобы тут музыка, тут песни, тут театр, тут танцы. Мне не дали. Я успокоилась и пошла по профессии в Театр юного зрителя. Но и здесь мне покоя не дала Алла Евгеньевна, с «Колесом» прикатившая в театр и вдруг открывшая мне глаза, что, оказывается, «все в ваших руках, что сидите-то, кого ждете, никто не придет, на блюдечке не принесет». Ну и наш директор в итоге принял решение, и семейный театр пришел к нам в ТЮЗ.
Проектная деятельность началась только после того, как закончился капитальный ремонт, появились помещения, появилось тепло. Правда, мы чуть-чуть упустили театр в этот момент, потому что после реконструкции сцены половина спектаклей на новую сцену не встало. Но все, что возможно было сделать по поводу помощи зрительскому отделу, мы запустили сразу: экскурсии по театру – и в закулисье, и посвященные созданию спектакля, и театральным профессиям. Детские студии тоже прижились, как ни странно. Также остался конкурс рисунка и - теперь не сочинений, а рецензий. Темы мы меняем каждый год.
Каждый год я приезжаю в РАМТ оплодотвориться. В этот раз получилась обалденная встреча, потому что тут еще столько оплодотворителей. И это не бултыхание в собственном соку, а какая-то подпитка друг от друга.
То, что сегодня было сказано о студентах, настолько ценно! Мне понравилась идея субботника на Воробьевых горах: надо же было начать проект не на территории театра и настолько издалека. И надеть фартуки с логотипами своего театра, чтобы проходящие мимо видели, что это не просто люди, а люди из театра работают. Понравилась идея с «РАМТографом» – то, что она случилась и уже столько лет работает, и все рубрики отличные – готовая инструкция к применению, даже не нужно задумываться – только перенести на свой местный материал.
Вы дали ответы на вопросы: разработка плана, работа с партнерами, афиши в вузах – то есть дали нам такие вещи, до которых, казалось бы, можно было бы и дотумкать самому, но когда тебе говорят: это уже апробированное, не надо уже ничего думать, это отработанный вариант, – большая за это благодарность. И по поводу творческих встреч. «Как стать артистом» прижилась у нас в театре сразу, потому что, целый курс из училища пришел в театр. И купаясь в своей маленькой славе, они на встречах со зрителями показывают и сцены боя, и поют песни, и рассказывают. А «Женский театр» сегодня меня просто убил. Я уже к 8 марта соберу женщин-директоров наших театров, режиссеров – это будет супер. Ну, и конечно, анализ тематики встреч, который вы сделали – не для отчета, а для понимания отработанного материала, результата, оценки, критериев. Спасибо, ваша система меня поразила.

Анна Завьялова, администратор Свердловского академического театра драмы: Екатеринбург большой город, это культурный и театральный центр, в котором есть большой театр драмы, хороший ТЮЗ, прекрасный театр кукол. И что касается организации зрителей, здесь все разделяется, как во всех маленьких городах: драма больше для взрослого зрителя, куклы для маленького и ТЮЗ для тех, кто посерединке.
Конечно, создаются проекты. В ТЮЗе, благодаря Олегу Семеновичу Лоевскому, молодежные проекты и лаборатории. Что касается Театра драмы, он очень много лет стоял как-то особняком в городе, не выезжал на гастроли, не участвовал ни в каких фестивалях, и превратился в такой мавзолей, где спектакли были ориентированы на массового зрителя, поставлены сомнительными режиссерами по сомнительным произведениям. Но три с половиной года назад у нас в городе пошла мода на театры-холдинги. Сначала Музкомедия приютила музыкальный ансамбль «Изумруды», а Театр драмы – театр современного театра Андрея Петрова, который сейчас называется «ТанцТеатр» и является нашим филиалом.
Еще три с половиной года назад у нас возник проект «Молодой театр». К нам в город после окончания ГИТИСа вернулся молодой режиссер Дмитрий Касимов, был вторым режиссером, поставил у нас в театральном институте дипломный спектакль и всему этому курсу предложили прийти в театр. В день театра 27 марта 2011 года они сыграли у нас «Грозу», и это было действительно новым дыханием и для города, и для Театра драмы, потому что они по-другому заговорили, на другом языке. В итоге на новой сцене Театра драмы появился «Молодой театр».
В театре вот уже второй год новый директор – Алексей Феликсович Бадаев – и он очень склонен к разным проектам. У нас есть «Академия драмы», которую ведет он сам: это какие-то гастроли, либо кто-то приезжает к нам – известные режиссеры, театральные деятели, менеджеры, он устраивает с ними встречи, дискуссии на зрителя. Есть проект «Театрал», который курирует артист нашего театра Александр Борисов, он ставит моноспектакли с артистами нашего театра. Это творческие вечера, которые не попадают в репертуар, но могут повторяться 1-2 раза. Сейчас мы разрабатываем проект, направленный на то, чтобы развивать и привлекать пишущих молодых людей. Я сама вышла из молодежного клуба «Школа театральной критики» при СТД, потом была куратором этого проекта, и знаю его сложности: секция критики не обновляется, молодежь не замещает взрослых. Сейчас в театре мы хотим сделать такой проект, который бы курировал пишущий человек, имеющий навык и практику.
Что я почерпнула на семинаре? Что нужно не ограничиваться по возрасту, нужно делать проекты и молодежные, и для детей, и семейные. Чтобы театр был культурным центром для людей, чтобы им было интересно ходить и сменять поколения зрителей. И чтобы для других театров это тоже было примером, потому что у нас ТЮЗ не занимается такой образовательной деятельностью.

Лариса Тирон, специалист по связям с общественностью Иркутского ТЮЗа имени Вампилова: Я не педагог и попала сюда, так как заболел зам. директора по связям со зрителями, которого сюда пригласили. Я все ей передам, но я записала много и для себя – для меня тоже было много нужной и полезной информации, и я для себя решила даже, может, в чем-то и Вере Михайловне помогать.
А вообще у нас такой зритель, что его тащить даже не надо - ведь театральный город Иркутск. Там только вывесил афишу о премьере, народ сам идет. Особенно это касается драматических театров. Может быть, наши традиции театральные и культурные заложены еще декабристами. У нас вообще было много ссыльных умнейших людей, которые и закладывали культуру города. Так вот если на благодатную почву положить все ваши идеи, я думаю, просто загудел бы театр. Ваши проекты – молодежная образовательная программа «ТЕАТР+», клуб семейный, молодежные программы, дискуссия «Женский театр» – столько идей, только подхватывай и проводи. А у вас такой богатый опыт и вы им делитесь так щедро со всеми.

Записала Ольга Бигильдинская

 

Оставьте комментарий

  • Facebook
  • ВКонтакте
наверх