Газета выпускается Пресс-клубом РАМТа



Отвечать за свои поступки

О спектакле «Черная курица» по книге Антония Погорельского

28.06.2019

Воспоминания из детства – чаще ощущения. Не сочинение «Как я провел каникулы», а вкус снежинок, что ловишь ртом, и то, как остро в тебя врезается ветер, когда летишь на санках с горы. Не бесконечная череда праздничных застолий с семьей и друзьями, а чувство радости от звука открывающейся бутылки любимого боржоми. Не страшилка о черной улице, которую рассказал соседский мальчишка, а чувство физического страха и легкого благоговения перед жутковатой историей. Не будь детские воспоминания именно такими – осевшими на языке или кончиках пальцев – они бы, наверное, не задержались так долго в памяти.

Перед спектаклем я волновалась. Сюжет повести припоминался слабо, – ведь мама читала мне эту книгу, когда я была совсем маленькой, – но вот ощущения… Я боялась, что волшебство разрушится, что на спектакле, будучи уже взрослой, не почувствую того же, что в детстве: легкого страха и одновременно жуткого интереса к неизведанному и загадочному миру подземных жителей.

Алеша – Виктор Панченко, Министр – Максим Керин«Черная курица» Антония Погорельского – это история о мальчике Алеше, ученике петербургского пансиона, который однажды спасает Чернушку, дворовую черную курицу, от поварихи, а потом выясняет, что это и не курица вовсе, а сам министр Подземного царства. В награду за спасение своего придворного Король обещает исполнить любое желание мальчика, но требует никогда и никому не рассказывать о том, что тот видел. В противном случае все жители подземелья будут вынуждены покинуть свое царство навсегда.

На закрытом занавесе проекция – несколько цыплят клюют зерна. Фигурки непропорциональные, небрежные, словно нарисованы ребенком. Зрительный зал наполнен детьми. Они суетятся, ерзают на стульях и нетерпеливо тормошат родителей: «Мама, мама, когда начнется?» Но вот гаснет свет и открывается декорация, первая ассоциация при взгляде на которую – старый телевизор. Большая часть сценического пространства погружена в темноту, и только в маленьком светящемся прямоугольнике в центре сцены одна другую сменяют черно-белые картинки. Голос «за кадром» начинает рассказ. Затем понемногу картинки расцвечиваются, прямоугольник растет, и наконец появляются главные действующие лица.

Сцена из спектакляСпектакль построен на смеси самых популярных театральных жанров для детей. Алеша (Виктор Панченко) все свободное время любит проводить в курятнике. Спрятавшиеся за ширмой актеры двигают забавные фигурки курочек, клюющих зерно. Куры, как солдатики, наклоняются синхронно, чем очень смешат зрительный зал. Это – театр кукол.

Однажды в школу приезжает директор. У него такая огромная шляпа, что под ее весом он еле стоит на ногах. Учитель (Алексей Блохин) с супругой (Дарья Рощина) устраивают для директора праздничное застолье. Мы не видим самих людей, обслуживающих гостей, – только их руки, которые манерно раскладывают салфетки, подают дымящиеся яства и набивают табаком сигару. Это – элементы пантомимы.

У Алеши богатое воображение. Когда его одноклассники разъезжаются на каникулы по домам, он вынужден играть сам с собой. Мальчик изображает руками фигурки зверей, и они проецируются на стену увеличенными в десятикратном размере. Это – театр теней.

ВСцена из спектаклясе любимые детьми театральные жанры собраны воедино, чтобы, вкупе со сказочными декорациями (художник Эмиль Капелюш), создать по-настоящему волшебную атмосферу спектакля.

Мир подземелья больше похож на сон или болезненный бред пораженного гриппом ребенка, чем на правду. Чуднó одетые подземные жители говорят на непонятном языке и играют на странных инструментах. Живут тут загадочные старушки, которых нельзя будить, и китайские куклы, которым запрещено кланяться, коварные рыцари и бунтующие крысы. Все, что так манило и ярко представлялось в детском воображении, оказалось воплощено в спектакле. Обычно непоседливые ребята в течение обоих действий вели себя прилежно и не отрывали взгляд от сцены.

Для многих из них это, возможно, первая сказка не со счастливым концом. Алеша возгордился и совсем забыл, что нельзя раскрывать секрет подземного царства. Не зря предупреждала его Чернушка: «Пороки обыкновенно входят в дверь. Выходят – в щелочку». На этих словах сидящая передо мной женщина легонько толкнула в бок своего сына: слушай, мол, это важно запомнить.

Сцена из спектакляВ финале спектакля детский голос за кадром читал трогательное стихотворение Алексея Константиновича Толстого (кстати, племянника Погорельского) «Лишь только один я останусь с собою». Слушая его, многие взрослые зрители вытирали слезы. Наверное, они, как и я, ощутили весь спектр детских эмоций, дополнив его своим взрослым опытом. К детскому восхищению мистикой добавилось взрослое осознание безысходности наказания за совершенный проступок – наказания, жертвами которого к тому же стали другие люди. Арестованный министр-Чернушка, хоть и не пришел на последнюю встречу с Алешей в кандалах, как это было описано в книге, выглядел безумно грустно, и всем, конечно, было очень жаль его и других подземных жителей, покидающих свой дом навсегда.

Повесть Антония Погорельского – о том, что в жизни всегда приходится отвечать за свои поступки. Спектакль Екатерины Половцевой – еще и о том, что иногда приходится переживать потери и расставания с близкими людьми, чтобы научиться их любить по-настоящему.

Дарья Кустова

Фото Сергея Петрова

 

 

  • Facebook
  • ВКонтакте
наверх