Газета выпускается Пресс-клубом РАМТа



Как литература попадает на сцену

Рассказывают создатели спектакля «Жизнь одна» в проекте «ТЕАТР+»

07.04.2016

28 марта на Маленькой сцене РАМТа состоялась встреча «Литература: путь на сцену», продолжившая цикл «Театральная академия» Молодежного образовательного проекта «ТЕАТР+». В ней приняли участие режиссер Владимир Богатырев и артисты его спектакля «Жизнь одна».

Спектакль, взятый за основу разговора о переносе литературных произведений на сцену, поставлен по рассказам Вячеслава Кондратьева и Варлама Шаламова. Столь разные авторы были объединены в одной постановке темой несвободы человека и крушения судеб. Места действия их произведений – фронт Великой отечественной войны и сталинские лагеря. Благодаря столь непростому материалу разговор получился не только о превращении прозаического текста в драматургию, но и о погружении в выбранные темы – казалось бы, далекие от сегодняшнего дня.

Примечательно, что толчком к постановке стал «Асин капитан» Кондратьева, предложенный режиссеру артистом Юрием Трубиным. Ключом же к единой композиции, соединившей в инсценировке двух писателей, стал еще один рассказ того же автора, «На станции Свободный»: его герой, Андрей, едет на фронт и видит на вокзале заключенных, путь которых лежит в лагеря, где отбывает срок его отец.

Юрий Трубин, сыгравший Андрея, рассказывает: «Знаете, очень интересно, что в то время, когда была война, был и лагерь. И мы, радуясь 9 мая Дню победы, почему-то не помним и не разговариваем о другом. Мы не знаем, что великие писатели сидели в лагерях. Когда ты это для себя открываешь, то хочешь об этом рассказывать. И когда мы в первый раз с Владимиром Александровичем (В.А.Богатырев, режиссер спектакля – прим. ред.) разговаривали о том, чтобы поднять военную тему, он очень настаивал и на лагерной теме, видимо, понимая, что это расширяет границы того, о чем мы говорим».

Заинтересованность молодых актеров взятой темой впечатляет. Казалось бы, описанные события далеки от нашего времени, но для каждого из них они оказались по-своему важными. «На самом деле, я ничего не знаю про войну. Много слышала, читала, но, к моему счастью, ничего про это не знаю», – поделилась Анастасия Прокофьева. «Мы изучали войну в школе, смотрели прекрасные военные фильмы, но большинство вещей, которые знаем, – это неправда, – продолжила Александра Аронс. – Владимир Александрович советовал нам очень много книг, присылал архивы, фотографии, дневники – я даже не знала, что такое бывает».

Но, несмотря на то, что с войной большинству артистов сталкиваться не приходилось, проблемой в работе над спектаклем это не стало, потому что они старались играть не о прошлом, а о себе сегодняшних – о том, как сами относятся к войне с позиции нынешнего дня. Вневременность темы подтверждают слова Татьяны Веселкиной: «Существует некая космополитичность этой проблемы. Война зиждится на очень простых человеческих страстях, которые не угасают. Того, что творится сейчас в мире, на ближайшей к нам территории не было долго, а сейчас пришло и расползается, и может затронуть всех. Страсть, которой подпитывается насилие, общечеловеческая. Поэтому хочется поставить и сыграть про общечеловеческие страсти во все века». Именно героиня Татьяны произносит фразу, ставшую на время рабочим названием спектакля: «Как же ты воевать-то будешь, сынок?»

Андрей, герой рассказа Кондратьева «На станции Свободный», задумался об этом еще до попадания на фронт. На той самой станции, куда приехал молодым сержантом незадолго до войны, он увидел огромную серую массу пересыльных, поставленных на колени перед железнодорожным составом. Увидел и ужаснулся, потому что, значит, и его отец тоже так вот… на коленях? Вопрос случайно встретившейся ему женщины, пригласившей Андрея воды напиться, не только о том, готов ли он к войне, но и о том, готов ли он к войне теперь, после увиденного…

Насколько трудно молодому человеку примерить на себя тему лагерей – казалось бы, еще более далекую артистам – рассказал Изнаур Орцуев: «Это насколько трудно, настолько и просто – представить, что ты заключенный. Определенная несправедливость существует всегда. Вопрос только в том, замечаем ли мы ее и готовы ли ей противостоять. У лагерной войны нет никакого закона: ты раб, ничего не имеешь, тебя опускают ниже животного. Поэтому важно не какой ты солдат, а какой ты человек. Все остальное – полная, мерзкая свобода, когда ты можешь позволить себе все, что угодно».

Алексей Мишаков, которому выпало сыграть в «Жизни одной» почти всех отрицательных героев, зашел на разговор ненадолго – так как параллельно участвовал в спектакле Большой сцены. Но очень логично дополнил и завершил теоретическую часть встречи: «У обоих авторов темы разные. Один – ставит человека в ситуацию войны, другой – в ситуацию лагерей. Но везде люди борются за жизнь, а не за идеи или лозунги. А более того, иногда и с ними же борются в страшных непостижимых обстоятельствах. Мы счастливые люди – у нас не такие проблемы».

Переходом к разговору о специфике превращения литературы в спектакль стал рассказ Алексея о работе с инсценировкой. Особенность драматургии, по его словам, состоит в необходимости самостоятельно додумывать подтексты происходящего, в то время как в случае использования прозаического произведения можно обращаться к автору через основной текст «за советом».

Тому, как ищется ключ к осмыслению текста, была посвящена вторая часть встречи. Этюды на темы, заданные режиссером, показали, что перед тем, как выходить на авторские смыслы, необходимо прочувствовать, пропустить текст через себя. Поэтому актерам предлагаются этюдные пробы. В нашем случае – на тему фрагмента рассказа Варлама Шаламова «Шерри-бренди».

«Бывают литературные театры, в этом нет ничего плохого. Но я предпочитаю, чтобы литературный текст переходил в драму, – прокомментировал происходящее Владимир Богатырев. – Если я хочу рассказать историю смерти великого поэта на Колыме, а это монолог, то нужно каким-то образом перевести его в действенную структуру. Но в нем, естественно, должны быть заложены повороты, события. Тут – есть внутренний диалог с самим собой. А значит, есть драматургия, конфликт».

А затем режиссер раскрыл зрителям особенности создания инсценировки, рассказав, какие прозаические произведения годятся для «переноса» на сцену, чем руководствуется он сам, дописывая авторский текст и придумывая диалоги. Подробнее об этом – через какое-то время в стенограмме встречи в рубрике «Театр+».           

А следующим мероприятием проекта станет встреча с художественным руководителем РАМТа Алексеем Владимировичем Бородиным, которая состоится 22 апреля. Тема будущего разговора – «Драматургия как позиция театра». Полная программа цикла на официальном сайте театра.

Юлия Жданова
Ольга Бигильдинская

 

 

Оставьте комментарий

  • Facebook
  • ВКонтакте
наверх