Газета выпускается Пресс-клубом РАМТа



Алексей Бородин: «Человек без утопии жить не может»

Художественный руководитель РАМТа рассказал зрителям о репертуарной политике театра

28.04.2016

Пройдя «боевое крещение» в театрах Смоленска и Кирова, в 1980-м Алексей Бородин возглавил Центральный детский театр, ныне РАМТ. За время его художественного руководства увидели жизнь более 150-ти спектаклей, из которых 33 поставлены им самим. Тому, как формируется репертуарная политика РАМТа, была посвящена встреча зрителей с Алексеем Бородиным 22-го апреля. Разговор на тему «Драматургия как позиция театра» состоялся в рамках цикла «Театральная академия» Молодежного образовательного проекта «ТЕАТР+».

«Я задумался: какая книга в юности произвела на меня невероятное впечатление. И вспомнил, что мой мир перевернули «Отверженные» Гюго – книга книг для меня. И подумал, а что если «Отверженных» поставить здесь?» – так, рассказывая о поиске материала для своих первых постановок в ЦДТ, Алексей Владимирович раскрыл главный секрет своей репертуарной политики. Это, безусловно, собственный интерес к тому или иному произведению: «Пьеса должна лично во мне отозваться – внутри заскрести, войти в интеллект, в сердце». Отсюда и столь живое прочтение материала, ведь, прежде всего, он должен отозваться во всех создателях спектакля. Потому же Алексей Бородин завоевывает и внимание зрителей – ведь то, что отозвалось в тебе самом, обязательно найдет отклик и в других.

Спектакль «Отверженные» был поставлен здесь в 1983-м году. Автор инсценировки Никита Воронов предложил играть пьесу в два вечера, и Бородин, невзирая на риск и критику со стороны, согласился. Эксперимент не то, что не провалился, а наоборот – увенчался успехом: «Трогательной была картина, когда люди, приходя на второй вечер, здоровались друг с другом. В школьных библиотеках вдруг образовались очереди читать «Отверженных», хотя никто раньше не брал эти здоровенные книжки». Много позже появится и «Берег утопии» по трилогии Тома Стоппарда. Тогда в задумку 10-часового спектакля о мыслителях XIX века никто, кроме самых близких режиссера, не верил. Но, невзирая на мнение окружающих, Бородин продолжал держать свой курс.

Что еще отличает худрука РАМТа, так это безошибочная интуиция, ощущение духа времени, умение чувствовать самые болевые точки общества. Так ставилась в 1990-х античная «Береника» – в период «перестройки» государства и массовой потери личностных ориентиров: «Мне хотелось, чтобы все, кто нами руководит, пришли бы и посмотрели «Беренику». О том, что такое человек против понятия долга. О том, что если молодой император пойдет навстречу своему чувству, то он предаст свой народ. В тот момент это было моим несогласием. При том, что я был исключительно «горбачевский» человек и приветствовал все происходящие изменения, я понял, что мы можем потерять очень многое по дороге к этой замечательной идее свободы. Так и получилось».

Помимо личного интереса и интуиции, на выбор Бородиным произведений для постановки влияет наличие в них темы утопии: «Без утопии мыслящий человек жить не может. Он может быть ироничным, циничным, но у каждого в душе все равно живет желание мечты. Без этого человек перестает быть человеком. Надо знать, что эта мечта – неосуществима, но сквозь ветры-ураганы все равно идти к ней и верить в нее. Почти все спектакли, которые у нас идут, под эту идею попадают».

Утопические идеи, по мнению режиссера, есть и в «Алых парусах», и в «Подходцеве и двух других», и в «Участи Электры». Столь разные, непохожие друг на друга спектакли, образуют многообразие репертуара Молодежного – жанров, исторических эпох и географии пьес: «В мое представление о театре входит мейерхольдовское понятие многоцветья. Я хочу, чтобы тут шли спектакли, где люди бы смеялись и – наоборот; благодаря которым они знали бы, что где-то далеко за океаном существовал автор Юджин О`Нил, или что в начале прошлого века жил замечательный человек Аверченко. Это широта и моих, и наших общих интересов – вас и себя я не разделяю».

Важную для Бородина тему утопии и границ человеческой свободы, которую остро ставит его последний – нонконформистский спектакль «Нюрнберг», продолжит и следующая премьера РАМТа – «Демократия» по пьесе английского драматурга Майкла Фрейна. Эта история посвящена Вилли Брандту, канцлеру Германии тех времен, когда страна была поделена на две части. Он проводил политику воссоединения ФРГ и ГДР, идея которой на тот момент казалась утопической. Ему хотелось равенства и справедливости, но в итоге Брандт потерпел фиаско, и карьера его оборвалась: «Через много лет стену сломали, так что недаром он что-то пытался сделать. И я понимаю, что сейчас жить иллюзиями тоже нельзя. Но утопия недостижима, и с сегодняшним нашим опытом мы должны это понять. Это полезно знать всем нам». Премьера «Демократии» планируется в октябре 2016-го года.

Строя репертуарную политику на твердых принципах, Алексей Бородин уже на протяжении 30-ти с лишним лет создает интеллектуальный театр, открытый для диалога со зрителями. Разнообразие материала рождает желание возвращаться сюда вновь и вновь, получать новую пищу для духовного роста и быть честными по отношению друг к другу.

Подробную стенограмму встречи читайте чуть позже в рубрике «ТЕАТР+».

А следующее мероприятие в рамках образовательного цикла состоится в мае. На нем художник по свету Малого театра, оформитель спектаклей РАМТа Андрей Изотов раскроет секреты своего мастерства. Точная дата встречи «Луч света в театральном царстве» появится в ближайшее время на официальном сайте театра и других информационных площадках РАМТа.

Мария Четырина

 

 

Оставьте комментарий

  • Facebook
  • ВКонтакте
наверх