Газета выпускается Пресс-клубом РАМТа



«Не жизнь, а хурьма какая-то»

Премьера спектакля Марины Брусникиной «Хурьма» на Маленькой сцене РАМТа

27.12.2017

На Маленькой сцене РАМТа состоялась премьера спектакля Марины Брусникиной «Хурьма» по пьесе современного драматурга Наталии Слащевой. Первый спектакль сыграли 14 декабря.

Молодая девушка Саша (Нелли Уварова) – эксцентричный поэт – переживает кризис после вынужденного расставания с единственным мужчиной, которого любила, любит и, кажется, будет любить. Чувства взаимны. Но они не могут быть вместе. Павлик (Павел Хрулев) ушел к другой женщине, и та ждет от него ребенка. Мать Саши Ксения Константиновна (Нина Дворжецкая), бесконечно критикуя и любя свою дочь, настойчиво желает ей хорошего будущего: «Этот человек никогда не будет зарабатывать! Он будет играть музыку, заниматься творчеством… думать о шестой симфонии Чайковского, а не о том, что у тебя нет зимней обуви». Замученная маминой любовью Саша разрывается между старой любовью, новым ухажером Егором, который звонит, чтобы послушать ее дыхание… и – совершенно неожиданным третьим. В доме квартирует старый знакомый Максим (Денис Баландин) с женой и двумя детьми за плечами, который, приехал якобы на сессию, а на деле – повидать Сашу. Хитросплетения человеческих чувств втягивают зрителя в беспросветное пространство такой разной, но всеобъемлющей любви.

Действие спектакля почти не выходит за рамки заявленной во вступительной ремарке трехкомнатной квартиры. Камерность сценического пространства будто делает зрителя участником действия. Кажется, что и мы сидим на тесной кухне вместе с Сашей и Ксенией Константиновной, терпим внезапные отключения света, смотрим из окна на соседние дома, видим, как кто-то ждет у подъезда со светлячком сигареты и слышим жужжание электрического чайника.

Черная коробка сцены поначалу настораживает своим стеклянным блеском (сценография Николая Симонова) и кажется лишь претензией на современность интерьера. Но когда холодные стеклянные стены превращаются в многоэтажные соседские дома или вдруг одна их них «растворяется» и за ней возникает мерзнущий Павлик на дворовой скамейке (художник по свету Нарек Туманян), то восхищаешься, как искусно авторы спектакля обжили и расширили крохотное пространство Маленькой сцены.

В игре света (обведенные световыми лучами линии комнаты, мягко светящийся чайник, горящие окна соседних домов), которой наполнена постановка, есть своя манкость и поэтичность. Последнюю режиссер спектакля усматривает и в тексте: ей кажется, что пьеса написана в стихах. Ну, а как еще может быть написана история о настоящей любви? О невозможности жить без нее и вместе с тем – существовать в ней?

Так и в спектакле – каждый ищет любовь и готов отдать ее другому, но никто не становится счастливым, ощущая свое одиночество. «Я живу с чувством того, что меня уже давно нет, – произносит любимая всеми Саша в минуту откровения. – Потому что я никуда вообще не вписываюсь… меня должна была сбить машина… Но что-то не сработало. И вот я продолжаюсь… В пустоте…» Пустым, никчемным человеком считает Сашу и Тамара Васильевна (Татьяна Курьянова), мать Павлика. Но ее сын, чья судьба, кажется, вполне устроилась, никак не представляет себя без Саши. Может быть, потому что устроенная ладная жизнь без любви грозит быть похожей на жизнь его родителей, которые живут в одной квартире и не здороваются, спят на разных кроватях и хранят продукты на разных полках в холодильнике?

И эта «не жизнь, а хурьма какая-то» продолжается. И все подкидывает героям новые желания, а значит – поводы продолжать жить. Когда на Сашино «хурьмы захотелось» Павлик отвечает: «Как всегда – того, чего нет», – понимаешь всю трагедию и смысл существования. Лишь мечта и надежда держат нас на плаву. Именно они оставляют на плаву героев спектакля и не делают финал трагичным.

Спектакль «Хурьма» – уже третья постановка Марины Брусникиной РАМТе. Ближайшие спектакли – 2, 9 и 23 января.

 

Елизавета Бунькова
Ольга Бигильдинская

Фотографии Сергея Петрова

 

Оставьте комментарий

  • Facebook
  • ВКонтакте
наверх