Газета выпускается Пресс-клубом РАМТа



Дочки и матери нашего времени

Премьера спектакля «Кот стыда» Марины Брусникиной

29.11.2015

Ничего нет реального и вечного, кроме доброты,
сердечной человеческой доброты.
Все остальное преходяще, как сон.
Теодор Драйзер

 

23 ноября в РАМТе состоялась премьера спектакля «Кот стыда», поставленного Мариной Брусникиной по пьесам трех современных драматургов. Три пьесы – три истории, объединенные темой женских взаимоотношений в семье: мать-дочь, бабушка-внучка. Каждая наполнена разрушительной любовью к самым близким. О том, как часто мы бываем ослепительно жестоки и глухи по отношению к тем, кого любим, рассказывают создатели и участники постановки.

Марина Брусникина известна рамтовскому зрителю по спектаклю «Лада, или Радость» – результату ее кропотливой работы по роману Тимура Кибирова. И если с современной прозой режиссер знакома хорошо, то теперь решила погрузиться в новую драму: «Я поставила себе задачу понять, что там происходит: стала собирать информацию по всем сайтам, конкурсам, прочитала не менее ста современных пьес, – и поняла, что есть много интересного. Подобрала пьесы абсолютно разных драматургов. Мне очень нравится, что они дополняют друг друга. Я собрала этот пазл, а потом уже выяснила, что все авторы – ученицы Николая Коляды. И это меня удивило и порадовало. И тогда я пошла к Бородину с мечтой их поставить».

Для постановки режиссер отобрала пьесы: «Кот стыда» Таи Сапуриной, «Март» Ирины Васьковской и «Ба» Юлии Тупикиной. Найти их оказалось делом нелегким, но еще труднее было убедить остальных участников постановки в «профпригодности» произведений. Кого-то смущал современный язык, кого-то – непривычный формат, но в результате Марине Брусникиной удалось создать пронзительный спектакль. Конфликты взаимоотношений, затрагиваемые в них, конечно, вечны и о них не раз писали классики. Зрители привыкли к историям вне времени, но этот спектакль с вполне конкретными отсылками к сегодняшнему дню, обилием гаджетов и молодежного сленга. И актеры, и зрители встретились лицом к лицу с тем, от чего привыкли отмахиваться. Так актриса Дарья Семенова вживалась в образ подростка («Кот стыда»): «Моя героиня не умеет общаться с родными. Возникает тема взросления, когда не ценят близких, когда их забота рождает агрессию. Но они этого не обсуждают. Ну, какой может быть предмет для разговора – «надень тапки»? И только через какое-то время понимаешь, что это и есть самое важное: если тебе говорят надеть тапки – значит, тебя любят».

Семейные проблемы приходится решать и героине Нелли Уваровой в пьесе «Март». Она проходит через удушающую любовь своего мужа и прагматичную заботу матери. Внутри такой любви жить невозможно, потому она сбегает, но каждый раз возвращается, чтобы сбежать вновь. Несмотря на внешнюю невеселость ситуации, в ней находится место и юмору: «Важно попасть в правильные ноты, – считает режиссер. – Можно сыграть так, что будет страшная чернуха, но это лишь значит, что не найден ключ».

Пьеса «Ба» Юлии Тупикиной продолжает тему взаимоотношений в семье. К героине Марии Рыщенковой из Сибири приезжает бабушка (в блестящем исполнении Анны Ковалевой) и играючи вносит порядок в жизнь своей внучки. «В каждом персонаже узнаешь себя. Вспоминаешь свою бабушку, у которой так много хотелось узнать, но с которой уже не сможешь поговорить, – призналась Нелли Уварова, сыгравшая в этой пьесе подругу главной героини. – И этот спектакль – повод задуматься о своей жизни и поговорить с близкими, пока не стало слишком поздно».

Режиссер логично выстраивает все истории по принципу взросления героинь: от девушки-бунтарки, находящейся в поиске своего «я», до успешной тридцатилетней женщины. Оказывается, несмотря на возраст, у всех одни и те же «тараканы» в голове: мучительный страх одиночества, боязнь выразить чувства, жажда покоя и защищенности. Каждая по-своему справляется со своими проблемами. Героиня первой истории – без имени, иронически обозначенная как «Первое лицо» – предпочитает игнорировать собственное неопределенное положение в родном доме, куда по привычке приезжает время от времени, презирая себя за холодность к матери и бабушке, доводящих ее порою до белого каления своей гиперопекой. Всю любовь и ласку она тратит на кота, неосознанно пытаясь компенсировать этим невысказанную благодарность и теплоту по отношению к родным. И в то же время в ней живет страх не успеть узнать своих близких – таких чужих и далеких ей в реальности людей.

Но если первая героиня пытается существовать параллельно со своей проблемой, то вторая, двадцатипятилетняя Маша, отчаялась и уже не видит себе места в нормальном –«все как у людей» – мире. Рано вышедшая замуж по увещеваниям матери, она вскоре сбегает от столь некстати свалившихся на нее забот в виде домашнего быта и пахнущего лекарствами мужа, который намного старше ее. Жизнь загублена, и в кричащем протесте Маша совершает все те поступки, которые никогда бы не пришли ей в голову, будь ее любящая мама чуть более адекватна и благоразумна в своем стремлении устроить жизнь любимой дочери. С годами возмущение Маши этой ситуацией дает знать о себе в виде бесконечных гулянок и убивающих мать рассказов о том, что «я беременная после Нового года, но не знаю, кто отец. Их там было шесть человек…» Не такого будущего желала ее мать, но что сделаешь теперь, когда душа девушки сломлена «благими намерениями» самого близкого ей человека?

И когда кажется, что мрачнее уже некуда, а оптимизма и след простыл, на помощь приходит третья история, сдобренная юмором и хеппи-эндом. Оля живет в Москве, имеет престижную работу, у нее есть молодой человек, с которым ей комфортно и спокойно жить вместе. Но все меняется с приездом бабушки, ворвавшейся ураганом в ее жизнь. Мария Васильевна, комично пытающаяся установить свои порядки и устроить Олину личную жизнь, напоминает внучке о ее корнях, о матери-зэчке, бросившей ее когда-то и которую так упорно Оля пыталась забыть, но в то же время до боли нуждалась в ее любви и пыталась найти в себе силы простить и понять.

В каждой из рассказанных историй сталкиваются разные поколения и мировоззрения. Своеобразные отцы и дети, а точнее – дочки и матери нашего времени. Не свысока, без пафоса и назидательного тона – честно и тихо нам показали в РАМТе, как важно уметь поговорить и объясниться, глядя глаза в глаза, как важна связь поколений меж близкими людьми. В наш век это особенно актуально: люди привыкли скрываться за экранами компьютеров и телевизоров, махнув рукой на проблемы, предпочитая замалчивать, забывать о ссоре, или, наоборот, взращивать в себе обиду вместо того, чтобы высказаться начистоту и жить дальше с легким сердцем и доброй поддержкой друг друга. Спектакль «Кот стыда» специально для тех, кому необходимо напомнить об этом.

Мария Четырина

Фотографии Сергея Петрова, Евгения Люлюкина

 

Оставьте комментарий

  • Facebook
  • ВКонтакте
наверх