Газета выпускается Пресс-клубом РАМТа



На жизнь с остановками времени нет!

В РАМТе состоялась премьера Юрия Грымова «Цветы для Элджернона»

17.10.2013

В рамтовской премьере Юрия Грымова случилось очень верное соединение зрелищного и психологического театра верное для современного понимания настоящего русского театрального искусства, следующего традициям и не отстающего от современной эстетики. Ярко, пронзительно, образно и динамично о серьезном. Именно такой стиль разговора со зрителем выбрали создатели «Цветов для Элджернона».

В этом спектакле по роману Дэниела Киза все вдруг совпало, и убери хоть одну из составляющих, не будет чуда. Пронзительный многослойный материал, над которым можно передумать тысячу дум. Мощный современный режиссер Юрий Грымов со своим неожиданным, смелым и креативным взглядом на театр. Яркий художник Мария Трегубова, решительно и остро использующая трехмерное пространство сцены. Глубокий содержательный артист Максим Керин в главной роли, личность неординарная, в том числе, и тем, что первую свою большую роль на большой сцене сделал как большой артист, профессионально держа весь спектакль. Очень чутко реагирующая на сильные творческие идеи актерская команда РАМТа, люди, включенные в творческий процесс и рождающие честный театр.

Впечатление мое не будет типичным, я много видела «других» людей – часть моей жизни прошла рядом с ними. И от того, что их называют особыми, суть не меняется – имеющих задержку умственного развития видно сразу – по манере держаться и наивной – в хорошем и самом беззащитном смысле этого слова – открытости людям. Главный герой нового спектакля – человек особый. С первых же реплик ошеломляет правда его существования, и это первое сильное впечатление. Пластика, взгляд, манера поведения, даже ход мысли – свободный и ничем не ограниченный (для особых не существует границ, да и в колледже Бекмана для умственно отсталых к нему предельно доброжелательны), а еще открытость и уязвимость, присущая таким людям, любовь и доверие ко всем. Вот и его согласие участвовать в эксперименте вызвано верой в людей. «Когда ты станешь умным, у тебя будет много друзей», – с этого обещания начиналась история Чарли Гордона, с согласия на операцию началась его неудавшаяся попытка стать счастливым.

Чарли сделали операцию на мозге. Вслед за подопытной мышью Элджерноном, который успешно стал проходить сложнейшие лабиринты, Чарли Гордон начал прогрессивно развиваться. За восемь месяцев он прошел путь, который каждый из нас проходит целую жизнь – от рождения до смерти, развил свои умственные способности до невероятного предела, узнал и остро ощутил всю палитру чувств, какие только люди могут испытывать друг к другу, узнал о любви и предательстве, способности людей жертвовать правдой в угоду собственной выгоде, о нечистоплотности ученых, осмеливающихся вершить судьбы людей – нашему уму, привыкшему к постепенности и растянувшему свою жизнь на долгие годы, почти невозможно пережить это в столь краткий срок.

Стремительно происходящие с Чарли метаморфозы было бы несложно изобразить в кино. В театре же вся его послеоперационная жизнь проходит прямо перед нашими глазами в режиме реального времени и умещается в три с половиной часа. И это второе впечатление. Разное время действия здесь решает сценография, а работу артиста определяет лишь внутренний путь развития его героя. Мы видим, как из сцены в сцену сегодняшнего Чарли от вчерашнего отличают малейшие нюансы. Его фантастическое преображение происходит здесь и сейчас, а не за кулисами сцены – без передышки, без остановки – времени нет!

Первые и главные потрясения героя – предательство и любовь. За всю свою небольшую жизнь Чарли – став настолько умным, что продолжил и завершил опыт над самим собой – не смог до конца постичь премудрость человеческих взаимоотношений. Но главная победа авторов в том, что они сохранили способность самого Чарли любить, ее оказалось не убить никакими экспериментами. Его привязанность к Алисе (Янина Соколовская) – педагогу и наставнику, а теперь единственной любимой женщине – не смогла пересилить никакое другое чувство. Он не сумел возненавидеть и свою мать (Лариса Гребенщикова), когда-то навсегда жестоко отказавшуюся от него. «Это моя мама», – произносит он с нежной сыновней любовью к той, взаимности которой никогда не знал, но которой ему, видно, всегда не хватало в жизни. И настойчиво повторяет эти три слова, будто не может поверить в счастливую возможность наконец-то произносить их.

Чарли молниеносно движется к своему концу – и он знает об этом, ведь у Элджернона уже началась регрессия, теперь очередь за ним самим. И снова прежняя жизнь, так сильно и точно показанная художником спектакля – зримо заполняет пространство квартиры Чарли, забивая собой и пространство его сознания. Но и в этом своем состоянии – состоянии ухода – он не потерял главную свою потребность – любить и способность любить самому: «Пожалуйста, если сможете, положите на могилку цветы для Элджернона». Не забудут ли?

В спектакле Юрия Грымова заключена простая библейская правда. Старенькая уборщица Тельма олицетворяет ту самую высшую и одновременно нехитрую мудрость, которой так не достало участникам вторжения в чужую судьбу: «Если бы Бог захотел сделать Чарли умным, он бы создал его таким изначально». Вторжение ради опыта в хрупкий мир Чарли Гордона, страдающего фенилкетонурией, оказалось вторжением в божественный промысел, и ускорило его столь трагический уход.

Спектакль закончился, а тебя все не покидает ощущение наполненности причастностью к той полноценной жизни, что шла на сцене, жизни не столько внешней (тоже предельно богатой – в эпизоде с надувной пекарней хочется срочно попросить фартук, чтобы не запачкать театральное платье, и вслед за героями полезть на крышу с неоновой рекламой смотреть город), сколько внутренней, духовной, умственной; чувство свершенного грандиозного акта сотворчества, в котором участвовал и ты сам, и продолжаешь участвовать, спустя день, два, неделю… От хороших спектаклей бывает долгое послевкусие. Проверьте сами.

Ольга Бигильдинская

 

Оставьте комментарий

  • Facebook
  • ВКонтакте
наверх