Газета выпускается Пресс-клубом РАМТа



О том, как Дениска и Барсик одноглазый сезон начинали

28 августа в РАМТе прошел традиционный сбор труппы

1.09.2013

Сбор труппы всегда событие в жизни театра. И это не просто «пойдемте на работу», как шутит Нина Дворжецкая, направляясь к дверям РАМТа. Это ворох добрых новостей о том, что случилось за лето, множество надежд на интересную работу в сезоне, радость просто видеть друг друга, ощутить себя частью того маленького островка в огромном океане московских театров, где все спасаются общим любимым делом, делая его на совесть, от души и всегда на пределе возможных сил. Может быть, поэтому у РАМТа задолго до начала встречи всегда так много театральных фотографов, желающих запечатлеть эту радость?

Подходя к дому номер 2 на Театральной площади, приятно первым увидеть Алексея Блохина, отличающегося удивительной пунктуальностью и каким-то особенным радушием. «Нас камеры снимают, поэтому обнимайся горячей», – шутит он, приветствуя молодого актера. Он с радостью делится впечатлениями о летних путешествиях, но, кажется, не менее рад возвращению к работе.
Алексей Анатольевич, отдых артиста, наверное, редко позволяет отключиться? Наверняка, думаешь о том, что предстоит по возвращении…
– Конечно, ты не так находишься в процессе работы, как во время сезона, нет бессонниц – спишь на отдыхе все-таки прилично, но все равно время от времени тебя посещают какие-то мысли, муки, идеи по поводу творчества, потому что ты смотришь какую-то красоту, посещаешь новые места, встречаешь новых людей.
Что у Вас в этом сезоне на первом месте?
– Пока репетиции в «Лада, или Радость» по Тимуру Кибирову и новые студенты в ГИТИСе, мы же новеньких набрали (на актерский курс А.Бородина, где преподает А.Блохин – прим. ред.) – опять «первый класс».
Насколько «Лада, или Радость» Марины Брусникиной интересный для Вас проект?
– Интересный, потому что я там играю кота Барсика одноглазого. И еще человека по прозвищу Чебурек – беженца из стран ближнего зарубежья со странным очень текстом – естественно, каким-то восточным. Вернее, его нет, текста, я там лепечу, но это очень смешной, трогательный персонаж. Конечно, еще интереснее то, что будет впереди, но этого я не знаю. Потому что эта работа интересная, да, любопытная, но – я много на себя не беру, – но думаю, что она по зубам. А хотелось бы чего-нибудь такого, от чего я сказал бы: ух ты-ы, а как это, а с какого бока, понимаете ли, эту краюху есть?
Значит, ждем распределения ролей?
– Да.

Бывшие ученики Алексея Блохина, а сегодня артисты РАМТа Мария Турова и Алексей Бобров обнимают Алексея Анатольевича горячей других – привязанность к любимому учителю, а теперь еще и коллеге, с годами только растет. В новом сезоне им не удастся порепетировать с мэтром в предстоящих премьерах, зато вслед за «Мушкетерами», в которых сыграли Миледи и Арамиса, Мария и Алексей снова репетируют вместе – Аленку и Дениску в спектакле Рустема Фесака «Как мы строили ракету» по «Денискиным рассказам» Виктора Драгунского.
– Это, во-первых, очень хороший материал – советская классика, – рассказывает Алексей, – и, во-вторых, молодой режиссер, новые формы, – все это должно быть очень интересно.
Продолжаются ли летом репетиции в голове? Мария говорит, что продолжаются:  
– Но все равно расслабляешься, отдыхаешь, нервная система приводится в норму.

Александр Девятьяров, которому предстоит в истории про Дениску сыграть его лучшего друга Мишку, принципиально не думал летом о роли – в прошлом сезоне ему пришлось ввестись в два новые спектакля, а также сыграть в трех премьерных, в том числе, главную роль в «Как я стал идиотом». Отпуск он посвятил семье, но подборку музыки для спектакля все-таки сделал.
Насколько интересно Вам будет в новом сезоне снова работать с Рустемом Фесаком?
– Очень интересно, потому что мы давно знакомы и, кажется, понимаем друг друга с полуслова. Надеюсь, что наши мысли по поводу музыки и по поводу актерских каких-то идей совпадут.

Надо сказать, что не только Александр посвятил лето семье. Ну а как иначе может быть в театре-доме, где все относятся к семье столь уважительно, что, объявляя о рождении детей у артистов, художественный руководитель Алексей Бородин говорит, что это гораздо важнее, чем все остальное? А артисты не ставят интересы семьи превыше театра, стараясь объединить их в своей жизни. Рамиля Искандер пришла на сбор труппы на 12 день после рождения сына:
– Его зовут Тимур, он прекрасный татарский парень. И это совершенно новый этап в моей жизни. Я не могу сказать, что все, что было до этого, плохо или неправильно. Но определенная переоценка ценностей происходит. Теперь у меня два главных столпа в жизни – ребенок и театр. Может, для кого-то это звучит кощунственно, но мне кажется, все-таки и то, и то в моей жизни очень важно. Просто теперь нужно научиться по-другому распределять свое время.
Какая работа в этом сезоне будет для Вас самой важной?
– В прошлом сезоне мы начали репетиции «Людоедика» (спектакль по пьесе Сюзанн Лебо, режиссер Ио Вулгараки – прим.ред.), играем его вдвоем с Максимом Кериным, но я надеюсь, что будут еще какие-то работы. Как раз узнать об этом я и пришла сюда. Но пока в декабре нам нужно сдать «Людоедика». И я надеюсь, получится хороший спектакль, потому что у нас очень интересный режиссер и у меня очень интересный партнер.
Это будет детский спектакль?
– Думаю, он будет семейный, потому что в нем затрагивается тема взаимоотношения родителей и детей в условиях современного мира, в котором дети уже немножко другие. Вот моему сыну 12 дней, он уже держит голову, чего раньше трудно было предполагать у младенцев. И в этой истории тот самый «другой ребенок», сложности взаимоотношения с ним, приход к общему знаменателю и познание человеком самого себя – это, мне кажется, будет интересно смотреть всей семьей.
Кажется, то, что Вы стали мамой, этому спектаклю добавит глубины.
– Безусловно, потому что на какие-то вещи я стала смотреть по-другому, что-то воспринимать намного острее, и это очень важно для роли и для спектакля.

Из новоиспеченных мам только Рамиля отважилась «выйти на работу» раньше других, получив множество горячих поздравлений. Не менее бурно реагировала труппа на сообщение о женитьбе Тараса Епифанцева, а также на пополнение в рамтовской театральной семье. Из выпускников последнего актерского курса Алексея Бородина в ГИТИСе в труппу приняты шестеро ребят, и еще семеро будут работать в театре на разовых договорах. «Все теперь будет зависеть от вас, от того, насколько вы будете включены и самостоятельны», – очень по-доброму напутствовал новичков худрук. И, надо сказать, многие из них уже включены в процесс. Артем Штепура дебютировал в премьере прошлого сезона «Мушкетеры», а также принимает участие в репетициях двух предстоящих премьер «Цветы для Элджернона» и «Как мы строили ракету»:
– Работа в театре – это новая ступень. Если раньше мы были студенты, маленькие детки в театре, то сейчас если стоим не в рост, то уже на одной ступеньке с актерами. А дальше – надо расти. Тем более, сейчас к нам будет повышенное внимание, потому что новенькие.

Алексею Веселкину еще сложнее, потому что его родители – Татьяна и Алексей Веселкины – оба артисты РАМТа. К тому же, нося одинаковое с отцом имя, сын теперь вынужден носить дополнение к фамилии «младший». Но Алексей смотрит на это довольно спокойно. «Ни один человек в этот театр не брался по знакомству, – представляя Алексея труппе, сказал Алексей Бородин, – и это не знакомство. Леша – человек исключительно самостоятельный».
А что для Вас самого работать в театре рядом с родителями?
– Это психологически трудно, я Вам скажу. Но эта профессия практическая, в ней смотрят непосредственно на тебя, на то, как ты работаешь. Так что я постараюсь не подкачать.
Не страшно?
Страшно, потому что нет права на ошибку. Но главное не сорваться, а наоборот, тянуться выше-выше-выше.
Надо сказать, для того, чтобы стартовать с правильным настроением, летом Алексей перечел Станиславского, а сейчас уже вовсю репетирует в первой предстоящей премьере сезона «Цветы для Элджернона».

– Мы сейчас уже очень плотно репетируем «Цветы для Элджернона» – с утра и до вечера и очень темпераментно работаем, – рассказала Ульяна Урванцева о репетициях спектакля Юрия Грымова по одноименному роману Дэниела Киза, премьера которого назначена на 11 октября.
Хотелось услышать несколько слов об этой работе, о Вашем ощущении того, что это будет.
– Из того, что можно перед премьерой сказать, то, что это потрясающий роман, и я очень рада, что он будет в нашем театре, потому что тема, которая поднимается, сама по себе прекрасна. Это фантастический роман. И в этой фантазийности тоже много чего заложено – ассоциативный ряд огромный, и я надеюсь, он прочтется в оформлении. Очень яркие актерские работы должны получиться у Максима Керина и у всех тех, кто связан с ним в своих проявлениях. А еще грымовский взгляд на жизнь, определенная манера выражаться кому-то покажутся очень интересными.

Максим Керин, исполнитель главного героя в спектакле «Цветы для Элджернона» – роли Чарли, несмотря на то, что репетиции пришлось прервать на лето, считает, что отдых был нужен:
– Эфрос, когда спектакли выпускал, делал 3 дня выходных, чтобы что-то отложилось, чтобы не было зашоренности. Мы тоже разошлись после того, как нон-стопом репетировали, и нужно было время для того, чтобы побыть наедине с собой, понять, прав ты или не прав, нужно – не нужно, мало – не мало. Я полетел в Сочи, был на берегу моря, думал по поводу роли, по поводу себя... Обязательно нужен отдых, вопрос в том, сколько отдыхать. Мне было много – видимо, потому что была перспектива что-то опять делать, новые мысли, которыми хотелось поделиться с партнерами, с режиссером.
Уже удалось поделиться?
– Да-да, мы уже успели порепетировать с такой радостью возвращения на сцену!
Вообще я считаю, это огромное счастье, что существует такое произведение, что в РАМТе это все происходит, и что никто этого произведения еще не ставил. Поэтому, с одной стороны, это большой риск, а с другой, очень нужный риск. Мне кажется, Алексей Владимирович мастер выбирать для театра произведения, идя на риск: либо это должно ударить по зрителю, серьезно потрясти его – тогда это имеет место быть, либо зачем это все? И я считаю, мы выбрали верную линию в этом спектакле: человеку (не важно, каков он) важно оставаться человеком. Таким, каким его создал Бог. И никто не вправе вмешиваться, кто бы это ни был, даже он сам – мы же не всегда понимаем, что нам нужно.
Ваш герой Чарли – человек с особенностями развития, но хочет стать таким, как все...
– Да, и его история – стать умным, а потом обратно – фантастична, но в ней вся наша жизнь. Сегодня, если ты не добился ничего в карьере, считается, что ты никто, жизнь твоя не удалась. А если у меня семья, а если у меня дети, я счастливый человек – меня любят, и я люблю? Если у меня другие ценности? Эта иерархия, по которой люди сегодня выстраивают друг друга, касается всех, а не только инвалидов. Поэтому мы с Юрием Грымовым решили сосредоточить нашу историю просто на человеке, на ином человеке.

Интересно, что, вернувшись после отпуска в Москву, Максим с удивлением увидел в топах продаж «Цветы для Элджернона» Дэниела Киза, что еще раз подтверждает, что РАМТ живет в унисон тому, чем дышит сегодняшнее общество. Потому не удивительно, что именно в РАМТе начинаются репетиции одной из лучших современных книг для детей «Удивительное путешествие Кролика Эдварда» Кейт ДиКамилло. Режиссер – Рузанна Мовсесян:
– Когда я искала материал для большой сцены, я вспомнила про Кролика, которого обожает сын, прочитала и была поражена. Я сразу и абсолютно поняла, что это то, что надо. Я такое очень ценю, это редко бывает. И большая редкость, когда твое невероятное желание что-то делать совпадает с возможностью это делать. Это ценно для любого режиссера.
Уже было распределение ролей?
– Я только что отдала Алексею Владимировичу свои предложения по распределению – там пока куча идей по каждой роли.
Кролика будет играть человек?
– Естественно. Были идеи сделать его куклой, но он настолько важный герой и настолько человеческий, несмотря на то, что он игрушка. Поэтому мы остановились на том, что это будет артист.
Какое настроение перед началом работы?
– Я очень боюсь, на самом деле. Мне, с одной стороны, все это безумно нравится, и заводит меня эта работа невероятно, а, с другой стороны, я понимаю, насколько это сложно, ведь это огромный проект. Я буду работать опять с художником Машей Утробиной, которая делала со мной «Лелю и Миньку». Уже около года у меня идет работа над сценарием, у нее – над сценографией, и для себя мы условно определили, что это будет «Унесенные ветром кролики» – по масштабности происходящего в книге это огромное полотно, достойное Голливуда.
Кстати, летом была борьба с Диснеем, который с сентября выкупил эксклюзивные права на «Кролика», нам казалось, что вся наша идея рухнет, и вот буквально на днях все разрешилось, мы успели – ДиКамилло разрешила нам ставить.

Для Рузанны это будет первая самостоятельная работа большой сцене, и подходит она к ней со всей ответственностью и серьезом. Книгу ДиКамилло по стилю и уровню она ставит рядом с Диккенсом, который остается для нее мечтой в театре.
Вообще замечательно, что у Вас продолжение в режиссуре с таким серьезным автором.
– А я счастлива, что у меня продолжение с РАМТом, потому что это совершенно уникальный театр. У меня вообще, честно говоря, впервые продолжение в театре. Ни в одном театре я второй раз не ставила, но всегда хотелось продолжать. Несмотря на то, что сейчас много споров на эту тему, я, наверное, все-таки человек, мечтающий быть в репертуарном театре.

А репертуар нашего театра в нынешнем сезоне, благодаря необычайно плодотворной почве для режиссеров, созданной здесь Алексеем Бородиным, еще более расширится. Помимо уже упомянутых премьер, в РАМТе начнется работа  над двумя детскими спектаклями в проекте «Большая сцена – детям». За нее возьмутся Екатерина Половцева и Наталья Шумилкина, уже показавшие свое мастерство на маленьких сценах театра. Имея прекрасный опыт сотрудничества с выпускниками режиссерской мастерской Сергея Женовача в проекте «Молодые режиссеры – детям», в ближайшие два года РАМТ предоставит свои камерные площадки семи студентам-«женовачам» для своих первых постановок. Сергей Алдонин начнет репетировать спектакль по Аверченко. А сам художественный руководитель РАМТа Алексей Бородин, выпустив в прошлом сезоне невероятно мощную «Участь Электры» по О’Нилу, с сентября начнет работу над очередным серьезным высказыванием – спектаклем «Нюрнберг» по сценарию Эбби Манна.

Так начался новый театральный год в РАМТе, информационные доски в театре заполнились объявлениями о предстоящих репетициях, а в центральном фойе начали махать шпагами, готовясь к первому спектаклю в 93 сезоне. 20 сентября РАМТ откроет свои двери зрителям, сыграв «Мушкетеры».

Ольга Бигильдинская

Фотографии Екатерины Меньшовой и Марии Моисеевой

 

Оставьте комментарий

  • Facebook
  • ВКонтакте
наверх