Газета выпускается Пресс-клубом РАМТа



«Фото topless». Изгнание родительского страха

Показ и обсуждение эскиза спектакля в Черной комнате РАМТа

11.03.2018

23 февраля в Черной комнате РАМТа состоялся показ эскиза спектакля Олега Липовецкого по пьесе Натальи Блок «Фото topless» и его обсуждение. Автор текста – одна из победителей конкурса «В поисках новой пьесы», который проводился РАМТом совместно с конкурсом новой драматургии «Ремарка».

«Фото topless» – история о подростках, которые в общении друг с другом пока еще очень неловко пытаются нащупать грань дозволенного. Кира и Артем нравятся друг другу. Не без помощи друзей они договариваются о свидании, а после него через соцсети мальчик просит подругу выслать ему свое фото топлесс…

Разговор после спектакля был попыткой обсудить поднятые в нем темы, а также язык современной пьесы.

В начале обсуждения мнение зала разделилось: кому-то показалось, что события, представленные на сцене, достаточно точно отражают действительность, другие же увидели излишнюю мягкость и академичность постановки, расходящуюся с реалиями жизни:

– Если посмотреть фильм Валерии Гай Германики «Школа», то там можно увидеть более реальных подростков, нежели на сцене, – отметил зритель постарше. – Мне в спектакле не хватило жестокости. Вспоминая свой опыт, могу сказать, что в жизни все по-другому.

Однако молодой человек, сидящий рядом, с таким мнением не согласился:

– Вам явно больше 18-ти, Вы не можете судить. Все было по-настоящему: подростки в 15 лет так мыслят, говорят и именно так видят мир.

Но среди зрителей нашлась и девушка, которая посчитала, что эпизод, где Кира, чье фото топлес разошлось по сети, приходит в школу и все окружающие начинают ее фотографировать, оскорбляя и издеваясь над ней, слишком жесток и вряд ли мог случиться в реальности:

– Это театр и на сцене нужно преувеличивать, но в жизни такого бы не было, там все спокойнее. Возможно, за спиной что-то бы и происходило. Но лично я в такие ситуации не попадала.

– Вполне возможно, что вам повезло со школой, – парировал режиссер. – В нашей стране есть частные школы на Рублевке, есть просто хорошие школы, а есть школы в России, и там очень жестко, гораздо более жестко, чем на сцене.

Мнение режиссера подкрепил юноша лет 16-ти:

– Я считаю, что спектакль слишком мягкий, в реальной жизни такого бы не было. Если вы стремитесь к реализму, придите в школу на открытый урок. К нам на физкультуру приходите.

Зрители оказались внимательны и к деталям спектакля, отметив даже технические недостатки и лексические неточности:

– Ваши герои говорят «перепост», но мы так не говорим, мы говорим «репост».

Их наблюдательность и включенность в обсуждение говорит о живом интересе ко всему, что они увидели на сцене. И, несмотря на мелкие неточности, высоко оценили как актерскую игру, так и общую композицию эскиза, приемы и средства выразительности:

– Вы здорово показали, что люди не только не слышат, но и не видят друг друга, – высказалась одна из зрительниц по поводу того, что все актеры на сцене были с гаджетами.

Так обозначилась поднятая спектаклем проблема влияния интернета и социальных сетей на возможности человеческой коммуникации. Вот пара реплик из зала на эту тему:

– Спектакль интересен тем, что большая часть действия происходит в интернете. И в интернете люди действительно ведут себя гораздо жестче, циничнее, не видя того, с кем они говорят, и не представляя последствий. Мне кажется, это здесь хорошо получилось передать.

– Если бы этот текст был о том, что подростки не знают, как жить, я бы вообще не тратил на него времени и не смотрел бы читки. Для меня этот текст интересен тем, что он показывает, как социальные сети становятся для подростков рабочим инструментом решения проблем. В этот момент человек проживает свой кусочек жизни. Не нужно считать социальные сети злом. Текст пьесы – о том, что социальные сети становятся естественной частью жизни и это нормально. Можно по-разному к этому относиться, но здорово, что подростки действительно живут по-настоящему. Тут весь спектр эмоций присутствует и все очень органично встроено в повседневную жизнь.

Режиссер же обратил внимание и на вопрос взаимоотношения детей и родителей, поднятый пьесой:

– Я в этой пьесе для себя две очень ценные вещи вынес: во-первых, увидел, что у ребенка может быть своя личная драма и трагедия, а мы обычно этого не замечаем. Меня как родителя работа над этой пьесой научила вести себя по-другому. Во-вторых, эта пьеса – изживание страха за своего ребенка, который может погибнуть. Все родители этого боятся. Каждый день, когда ребенок уходит в школу. А здесь показывается, что не все так страшно и что ребенок сам способен решить возникающие проблемы, причем даже с помощью социальных сетей.

– А для меня эта пьеса о провокации, которая может случиться каждую секунду твоей жизни, – поделилась одна из взрослых зрительниц. – Готовы ли наши дети к этому? Мы отправляем их в школу и совершенно не знаем, что там происходит. Очень многие, возвращаясь домой, не рассказывают о том, что с ними случается вне дома. Для меня это очень важный момент: защитили ли мы детей от каких-то вещей, научили, как двигаться в жизни?

И еще одно мнение:

– Я считаю, такая пьеса нужна современному театру. Многие подростки чувствуют, что их не понимают, что они не могут найти отклика на свои проблемы. И когда видят это на сцене, понимают, что это самая обычная ситуация, которая происходит практически с каждым.

– Мне нравится, что разные люди находят в этой пьесе для себя каждый свою тему, – завершил дискуссию режиссер, – а это означает, что автор пьесы подняла какой-то важный пласт, в котором все эти темы пересекаются. Нельзя однозначно сказать, чему учит эта пьеса. Плохо, когда мораль выводится напрямую. Лучше, когда что-то затрагивает всех и каждого в отдельности, заставляет о чем-то действительно задуматься.

Заключительное слово взял художественный руководитель РАМТа Алексей Бородин. Он выразил мнение, что нужно относиться к детям с малых лет как к партнерам, как к людям, с которыми мы вместе живем, вместе развиваемся:

– У тех, кто старше, опыта больше, но это не значит, что они всегда правы. Я вижу, что эта постановка про людей, которые попали в сложную ситуацию, зацепились друг за друга и решают как-то свою проблему. Я ценю в пьесе именно этот момент.

Алексей Бородин также отметил, что сейчас очень мало мест, где можно вступать в настоящий контакт. А в театре можно дышать вместе, думать вместе, смеяться вместе. Для этого и существует театр – чтобы учиться слышать, чувствовать и понимать друг друга. И «Фото topless» – одна из таких возможностей.

p.s. Руководством РАМТа решено включить спектакль в репертуар театра.

Алексей Лаврентьев

 

Оставьте комментарий

  • Facebook
  • ВКонтакте
наверх