Газета выпускается Пресс-клубом РАМТа



«Превратиться в придурка значит спастись», или Грибоедовщина нулевых

12.12.2012

6 декабря на сцене РАМТа состоялась премьера спектакля «Как я стал идиотом» по одноименному роману Мартена Пажа, которого в Париже прозвали "властителем душ и умов сегодняшних молодых французов". Режиссер Владимир Богатырев решил вынести приговор современному обществу, в котором человеку умному и совестливому нет места. Приговор получился очень ярким, остроумным, с равной долей и злой сатиры, и добродушного юмора.

Антуан, главный герой этой истории, отчаявшись стать счастливым, решил стать идиотом. Он понял, и даже научно обосновал, что ум и счастье – вещи абсолютно противоположные. Ум – это не признаваемая врачами болезнь. От язвы лечат, от алкоголизма лечат, а от ума не лечат. И даже никто не пожалеет того, чья голова занята проблемами экологии, социальной неустроенности пенсионеров и наращиванием ядерного вооружения. Какое же может быть счастье с такими мыслями?

В 21 веке, когда ценится только то, что приносит прибыль, многие профессии стали не востребованы. Человека, выучившегося на преподавателя древних языков, называют сумасшедшим. «Это профессиональное самоубийство. Вы выучились на безработного» - говорят Антуану в центре занятости в ответ на продемонстрированные им дипломы и диссертации. Поэтому Антуан решил стать идиотом. В данном контексте – современным человеком, членом общества потребления.

Антуан не один. На сцене вместе с ним все его друзья, такие же невезучие чудаковатые люди. Все они плывут на корабле по морю из современных ценностей – тусовок, айфонов, дорогой одежды и автомобилей. Вся сцена на импровизированном суденышке очень напоминает картину Босха «Корабль дураков», только наоборот – в данном случае  дураки за бортом.

Однако друзья Антуана принимают себя такими, какие они есть и могут быть счастливы. Антуану же еще предстоит понять, что счастье  в том, чтобы оставаться собой, а пока он становится идиотом. Он бросает друзей, накупает брендовых шмоток, наращивает мускулатуру, делает прическу, зарабатывает свой миллион на бирже. В довершении – доза успокоительных таблеток, «чтоб не думалось». И готово. Он – идиот.

Все события разворачиваются в пространстве сцены, которая одновременно и любимый героями исландский бар «Гудмундсдоттир», и дешевая пивная, где Антуан неудачно попробовал спиться, и больница, в которой он задумался о самоубийстве, и биржевая контора, где работает «офисный планктон», подсаженный на кофеин, и новая квартира Антуана, заставленная дорогущей техникой, и парк, где ничего этого нет. Откуда-то из ниш декораций извлекаются предметы, костюмы, вспомогательный реквизит и тут же, после разыгранной сценки, исчезают вновь.

Актеры, играющие друзей Антуана, виртуозно перевоплощаются в его новых друзей из мира счастливых дурачков, следящих лишь за тем, чтобы их карманы и бокалы были полны. Иногда не верится, что это один и тот же человек исполняет роли настолько разных людей, со своими оттенками эмоций и мимики. Да и сам Антуан, из робкого задерганного юноши на полтора часа стал пафосным, циником из рядов золотой молодежи.

Спектакль выдержан в жанре сменяющих друг друга скетч-сценок, напоминающих не то клоунаду, не то утренник в детском саду. Но совместная удача и режиссера, и актеров в том, что им удалось не перейти тонкую грань между остроумием и «Камеди клабом», не опуститься до примитивизма и детскости.

Владимир Богатырев сумел выявить и соблюсти природу романа «Как я стал идиотом», которая, по его словам, «стебная, комическая, но с драматическим содержанием». Поэтому на сцене часто площадной юмор вскрывает глубокие философские проблемы одиночества человека, оказавшегося один на один со всем человечеством. Следуя за текстом книги, режиссер приводит Антуана в тупик пресыщенности и бездуховности салонов, спорт-клубов, светских вечеринок.

Друзья, все время наблюдающие за своим милым «идиотом», решают вмешаться и спасти Антуана. С рыбами в руках (христианский символ спасения человечества) и с книгой Густава Флобера (европейский символ интеллигентности), они проводят над Антуаном обряд, который должен его освободить. И освобождают.«Путешествие в глупость, – сказано в романе, – непременно превратится в гимн уму». Что и произошло на сцене РАМТа. Каждый зритель волен сам выбирать, каких ценностей придерживаться, режиссер лишь расставил приоритеты, подсветив, где надо, и выведя на передний план «уродства нашей цивилизации».

Анна Емельянова

Фотографии Марии Моисеевой

 

Оставьте комментарий

  • Facebook
  • ВКонтакте
наверх