Газета выпускается Пресс-клубом РАМТа



«Пропаганда в Германии была приравнена к боевым действиям»

В РАМТе прошла очередная лекция образовательного проекта спектакля «Нюрнберг»

21.12.2014

В Черной комнате РАМТа научный сотрудник Мемориального музея немецких антифашистов Виктор Гащенко рассказал об идеологической борьбе на советско-немецком фронте во время Великой Отечественной войны.

Мало кому известна в подробностях история противостояния советских и немецких пропагандистов во время войны 1941-1945 гг. А ведь именно в XX веке военная пропаганда стала изощренна как никогда. Она использовалась и во время Первой мировой, но размах случился именно в период Великой Отечественной. Парадоксально, что в начале века Германия и Российская империя были аутсайдерами в этой области. Ситуация кардинально изменилась, когда развернулась жесткая борьба между этими двумя державами и их режимами.

Для нацистской Германии начало борьбы на идеологическом фронте было успешным. В военных частях были сформированы специальные пропагандистские роты, а сама пропаганда – приравнена к боевым действиям. Для распространения листовок использовалась передовая воздушная техника. Основная идея, которую нацисты транслировали советским солдатам, заключалась в том, что они ведут войну не против народа СССР, а против Сталина. Нацисты призывали красноармейцев сдаться в плен и таким образом освободиться от тирании вождя. Например, одна из листовок, распространявшаяся в начале войны, представляла собой плакат с изображением Сталина и смелой трактовкой аббревиатуры СССР: «Смерть Сталина Спасет Россию». Любимым приемом немецких пропагандистских рот было использование советских пленных в качестве героев и примера для остальных солдат противника. В 1941 году, когда в плен попал сын Сталина, бойцы идеологического фронта со стороны Германии писали о том, что Яков Джугашвили сдался немцам добровольно и советует всем последовать его примеру.

Советские пропагандисты начали войну не так успешно. Фронтовой пропагандой занимался специально созданный седьмой отдел Главного Политуправления Красной армии. И первым «информационным продуктом» стала дословно переведенная речь Молотова от 22 июня 1941 года. По сравнению с немецкими листовками эта выглядела очень непривлекательно. Сплошной текст без картинок и карикатур. Ее напечатали тиражом 100 млн. экземпляров, однако технических средств распространения в начале войны у советской армии практически не было. Значительно лучше седьмой отдел заработал к битве под Москвой: листовки стали изощреннее, появились красочные изображения. После битвы под Сталинградом советские пропагандисты тоже стали использовать военнопленных в качестве «рупора».

В середине войны расстановка сил поменялась совершенно. Немцы стали слабеть, роты пропаганды, ранее состоявшие из трех взводов, сокращались. На стороне советской армии, напротив, формировалась мощная сила: Союз немецких офицеров и национальный комитет «Свободная Германия». Комитет ратовал за свержение Гитлера, а в своей пропаганде для немецких граждан использовал факт бесчеловечных репрессий в Германии в отношении офицерского корпуса, начавшихся вследствие покушения на Гитлера.

«Наша пропаганда не достигла цели – капитуляции вермахта, это произошло военным путем. Но работники седьмых отделов спасли не одного советского солдата, убедив противников сдаться в плен», – таким жизнеутверждающим фактом Виктор Гащенко подытожил рассказ об идеологической борьбе на советско-немецком фронте.

Лекцией завершился первый этап образовательной программы РАМТа к спектаклю «Нюрнберг» Второй цикл лекций и других мероприятий проекта запланирован на 2015 год.

Любовь Пухова

В материале использованы фотографии из архива ММНА.

 

Оставьте комментарий

  • Facebook
  • ВКонтакте
наверх