Газета выпускается Пресс-клубом РАМТа



Спектакль 12+ под полной луной

На Маленькой сцене РАМТа состоялась премьера «Людоедика» по пьесе Сюзанн Лебо

27.12.2013

Еще один спектакль, играющийся при свете полной луны, появился  в РАМТе. Первоначально кажется, что он созвучен даже лейтмотиву рамтовской трагедии «Участь Электры» «выхода нет». Но режиссер Ио Вулгараки объясняет отсутствие хеппи-энда в своем спектакле иначе и считает, что дети, в отличие от взрослых, более готовы к восприятию ее притчи о маленьком Людоедике.

В одном дремучем лесу одиноко живут мама и сын, которого она нежно зовет «мой Людоедик». В этом году ему исполнилось 6 лет, и он собирается в школу. Мама готовит его в путь, предупреждая, что школу он узнает по цвету, который нельзя ни с чем перепутать: «Смотри, как бы красный цвет не растревожил тебя, мой Людоедик. Посмотри на него только один раз, чтобы узнать школу. Без раздумий стучи в дверь и входи, не дожидаясь ответа. Школа открыта для всех».

Однако цвет крови, которого так опасается мама, подстерегает его и в самой школе – сыну очень понравилось красное учительское платье. Шесть лет мама растила его, вскармливая молоком, настоянном на морковке и репе, она делала ему желе из роз! Он – рожденный от отца-людоеда – никогда не знал запаха свежей крови, не держал в руках даже маленькой куриной косточки. Но пришло время, когда жизнь ворвалась в их устоявшийся распорядок.

«Лебо написала притчу о борьбе человека с собой. Мне кажется, эта тема касается нас всех, ведь внутри каждого из нас есть и добро, и зло, и мы живем в этой вечной борьбе между ними. И тема эта – для всех возрастов», – считает режиссер спектакля.

Маленький Людоедик узнает о том, что в нем течет кровь людоеда, и еще о том, что он хотел бы никогда этого не знать. И потому он принимает решение пройти три испытания, которые не смог когда-то пройти его отец, чтобы преодолеть свою природу.

«Шесть лет назад я видела спектакль по этой пьесе, который был поставлен для совсем маленьких детей, – рассказала Ио. – Наша история – для людей чуть старше. Когда Алексей Владимирович Бородин прочитал «Людоедика», то сразу сказал, что эта тема преодоления, тема того, как человек формируется, преодолевая, очень нужна детям в возрасте 10-12 лет. Его она тоже захватила, как и меня.
Суть нашей истории в том, что Людоедик хочет убить зверя внутри себя, хочет жить с другими людьми, жить как человек, быть свободным от своей природы, быть не одиноким. И он через это свое желание шаг за шагом формируется, начинает понимать себя больше и больше, начинает осознавать, кем он хочет быть, и стремится к этому. Подчеркнуть это очень светлая для меня задача».

Спектакль решается с большой любовью. У него очень интересная цветовая палитра (художник Анна Федорова); насыщенная игра света – чего стоят красные волчьи глаза в лесу и рассыпанные по ночному небу звезды, меняющая свой цвет луна и теплый домашний свет очага (художник по свету Сергей Скорнецкий); внутренний ритм, состоящий не только из музыки (композитор Иоаннидис Алкиноос), но и из звуков, издаваемых посудой, и даже вздохов. Уникальная актерская игра. Рамиля Искандер, сыгравшая маму, с огромной нежностью вьет гнездо для своего мальчика, защищает его от правды жизни и страшно терзается его самостоятельными попытками взросления. И Максим Керин, исполнивший вторую главную в этом сезоне роль, на этот раз роль мальчика, слишком большого для своих шести лет, но уже готового совершить самостоятельный путь к самому себе. Две страстные, глубокие актерские работы, за которыми так увлекательно наблюдать в любую секунду пребывания артистов на сцене. Два огромных достоинства этого спектакля.

Но как бы то ни было, если вы родители, вас, наверняка, волнует, будет ли у этой истории счастливый конец. По выражению Ио Вулгараки, он неоднозначный. Людоедик – убитый на обед петух не в счет – выдержал свои испытания, но случайно откусанный мизинчик подружки Памелы все же лежит у него в кармане. И красный свет луны зловеще освещает лица героев, прежде чем в зале совсем погаснет свет.

Ио, у Вас не было соблазна сделать светлый конец?

Не было, мне хотелось именно такой конец. Этот финал для меня не страшилка. То, что все красным заканчивается – это юмор, и это жанр. А потом, не бывает же такого в жизни – я боролся, победил какую-то плохую часть себя и живу светленький, добренький, спокойный, в гармонии с космосом. Да, у меня что-то получается, но когда я делаю шаг, оказывается, что возникают новые проблемы, наступает следующий этап жизни. И мне кажется, конец именно с этим связан, а не с тем, что «сейчас я буду есть детей». Нет! Я прошел испытания, но все-таки у меня в кармане есть капелька крови. Она со мной, и я  буду помнить, с чем я борюсь. И, может быть, наступит момент, когда мне придется снова с этим бороться. Эта борьба не имеет конца.

Не очень ли сложный это финал для ребенка?

Он сложный для нас, взрослых, мы ассоциируем его с нашими потерями, мыслями, с нашей взрослой жизнью и говорим: страшновато. А дети меня удивляют тем, что совершенно по-другому относятся к этому, они смеются, говорят: это так жестко и так смешно, и это так редко бывает одно с другим. Им это не кажется настолько страшно и трагично, как может показаться взрослому. Они следят за историей, за тем, что будет дальше. Они как будто лучше нас понимают, что такое притча. Ведь мир, который они создают в играх – это не реальность, поэтому дети, как ни странно, оказываются более готовы к восприятию таких вещей.

Спектакль только начинает свой путь. И, конечно, очень интересно, как воспримут его юные зрители – не только его изящный внешний рисунок, но и его суть, увидят ли то, за что полюбили эту притчу ее создатели. А родителям, наверное, все же не стоит оставлять своих пусть даже подрощенных детей в зрительном зале один на один с «Людоедиком». И обязательно дома продолжите о нем разговор.

Ольга Бигильдинская

Фото Сергея Петрова

 

Оставьте комментарий

  • Facebook
  • ВКонтакте
наверх