Газета выпускается Пресс-клубом РАМТа



Петя, волк и Володя-музыкант

Переосмысление жанра симфонической сказки

10.05.2021

В юбилейный сезон РАМТ удивляет зрителей яркими премьерами и делится самыми значимыми воспоминаниями. Постановка Егора Перегудова и Петра Айду «Петя, волк и Володя-музыкант» соединила в себе и то, и другое. В новом прочтении на сцене прогремели две симфонические сказки: «Володя-музыкант» Леонида Половинкина и «Петя и волк» Сергея Прокофьева, – которые композиторы написали специально для ЦДТ.

Поначалу, когда из-за бархатного рамтовского занавеса выходит Наталия Сац (Дарья Семенова), создается обманчивое впечатление, что сейчас зрители перенесутся ровно на 85 лет назад – в 5 мая 1936 года, когда на сцене ЦДТ состоялась премьера «Пети и волка». Будто еще больше вводя нас в заблуждение, Наталия Ильинична разрешает себя называть «тетей Наташей» и в кокетливой манере рассказывает современному зрителю, что создала ЦДТ и что ее портрет можно увидеть в фойе. Но лишь только классический занавес распахивается и нам в глаза бросаются ядовито зеленый газон, застилающий сцену, и металлические современные конструкции декораций, обрамляющие сцену (художник Александр Барменков), становится ясно: то, что мы увидим, разобьет привычные представления о симфоническом сказочном концерте.

На авансцене появляется хор пионеров (артисты РАМТа) с дирижером (Максим Олейников) и Персимфанс (Первый симфонический ансамбль без дирижера). Вместе они расскажут историю мальчика Володи (английский рожок – Владимир Зисман, скрипка – Абылай Нурлыбек), который был обычным пастухом и играл на рожке.

Володя каждый день выводит на луг стадо, роль которого отведена музыкантам. Бродя по сцене, они изображают коров, быков и овец не только с помощью инструментов и масок животных: режиссер заставил их буквально пастись на лужайке и есть траву из больших металлических тазов. Кстати, у каждого из них – как это будет потом воплощено и в более известной сказке «Петя и волк» – своя особая мелодия: у быка – резкая и громкая, у маленьких ягнят – задорная и быстрая, у коров – спокойная и размеренная. Сам Володя по ходу истории обретает новый голос: папа привозит ему из города скрипку, и мальчик начинает играть для своего стада совсем другую музыку. Обо всех этих событиях мы узнаем от хора пионеров, которые, подобно хору в античном театре, возвещают обо всем, что происходит на сцене. Но, несмотря на наличие дирижера, ребята не поют, а произносят текст речитативом – будто выкрикивая пионерские речевки. А когда по сюжету настает гроза, они достают зонтики и их отряд становится похож на разноцветную клумбу.

Одна за другой лопаются струны на Володиной скрипке, но настоящий пионер не боится дождя и играет, пока не лопнет последняя струна. Кажется, все кончено, инструмент безнадежно испорчен, однако папа дарит сыну новые струны…

Вторая часть – «Петя и волк» Сергея Прокофьева – еще более смелая сказка, полная неожиданных сценических решений, озорного и искрометного юмора. Как и 85 лет назад, текст автора читает Наталия Сац, но теперь она парит над сценой на огромной высоте, касаясь ее лишь длинным подолом роскошного платья. Как из огромного шатра, из него выходят музыканты, исполняющие главные роли: птичка-флейта (Константин Ефимов), кошка-кларнет (Евгений Бархатов), утка-гобой (Софья Гришина), дедушка-фагот (Михаил Шиленков), три валторны–волк (Марк Ревин, Николай Кислов, Сергей Ермолаев), скрипки, сыграющие тему Пети.

Дети в зале, как и полагается по пьесе, угадывают голоса инструментов. Сам Петя (Прохор Чеховской) появляется на авансцене и… в своем криво повязанном галстуке не выглядит образцовым пионером. Более того, в руках он держит рогатку, из которой стреляет, время от времени попадая по птичке. Его хулиганское поведение задает тон всему действию, которое из классической, хоть и детской сказки, превращается в веселый фарс. К примеру, птичка «поет», сидя на дереве, и буквально летает, при этом не переставая играть на флейте (теперь-то и становится понятен жанр спектакля – симфонический цирк). Характер кошки выражается не только вкрадчивым звуком кларнета, но и пластикой музыканта, которому очень точно и в то же время с иронией удается передать движения своего персонажа, вызывающие искреннюю радость в зале.

Утка, обутая в желтые ласты, направляется к пруду, роль которого исполняет ванна, где мокрая гобоистка и доиграет свою партию до конца. Дедушка – выезжает в инвалидном кресле, а в ходе спора с Петей так сильно волнуется, что реанимировать его приходится людям в белых халатах. Но самым зрелищным появлением отметился волк: трио валторнистов в меховых серых шапках с волчьими хвостами выехали на мотоцикле с коляской.

Кульминационным моментом становится победа Пети над волком. Пионер не дожидается охотников и с помощью птички одолевает хищного зверя. Летая прямо перед носом волка, храбрая помощница отвлекает его. А в это время Петя привязывает к хвосту злодея веревку и поднимает его за хвост на соседнее дерево, что визуализируется совершенно неожиданным образом: Петя цепляет к мотоциклу несколько тросов, а затем тянет за канат и – будто бы собственными силами – поднимает его вверх. Мотоцикл-волк зависает над сценой. Вскоре появляются охотники и помогают Пете отвести побежденного зверя в зоологический сад. Торжественным шествием всех героев, вращающихся на сценическом круге все быстрее и быстрее, завершается рамтовский «Петя, волк и Володя-музыкант».

Судьбы увиденных нами сказок абсолютно непохожи. «Володя» Половинкина появился на сцене лишь несколько раз, Прокофьева же ставили и продолжают ставить в России и за рубежом: Петю и других героев знают дети всего мира. Однако же идея соединить их в одном спектакле обоснована: оба произведения призваны познакомить детей с симфонической музыкой, научить их слушать и понимать, что с помощью музыкальных инструментов также можно рассказывать истории. Создатели спектакля, в отличие от своих предшественников, экспериментируют с формой, адаптируя сюжет для современных зрителей, которым важна визуальная составляющая. Спектакль получился неординарным и запоминающимся, но главное, что несмотря на все видимые эффекты, мы слышим великого Прокофьева и «тихого гения музыки» Половинкина, музыка которых является не фоном к веселому действию, а сутью всей постановки.

Ксения Варлыгина

 

Оставьте комментарий

  • Facebook
  • ВКонтакте
наверх