Газета выпускается Пресс-клубом РАМТа



Его знала вся театральная Москва

В РАМТе состоялся вечер памяти Михаила Яновицкого

1.10.2014

19 сентября в РАМТе отметили 100-летие со дня рождения Михаила Яновицкого, 53 года занимавшего должность директора-распорядителя театра. На Маленькой сцене в этот вечер собрались его бывшие друзья и коллеги. Вел встречу художественный руководитель театра Алексей Бородин.

Для Михаила Яновицкого театр был главным делом всей его жизни. За годы его работы – а он пришел в театр в далеком 1944-м – было поставлено 232 спектакля. И, несмотря на то, что директорская работа не имеет прямого отношения к творчеству, каждой удачной премьерой он гордился как своей собственной, а каждую неудавшуюся переживал как личное горе. Скромный, порядочный человек, он никогда не выпячивал свои заслуги, но всегда оказывался рядом с теми, кто нуждался в помощи, старался ничего не обещать, но удивительным образом, выполнял все, о чем просили.

Театровед Борис Поюровский вспомнил забавный случай, когда Яновицкий бегал в Большой театр за Олегом Ефремовым, ушедшим смотреть знаменитого на весь мир Чабукиани в роли Отелло вместо игры в собственном спектакле. «Яновицкий был предан именно этому театру, и был убежден, что работает в лучшем театре страны. И то, что нынешний театр помнит таких людей – залог здоровья этого театра».

«Своей судьбой, тем, что я стал директором Большого театра, я в какой-то мере обязан ему, потому что он не взял меня сюда на работу в литературную часть, – шутливо заметил Владимир Урин. – А если серьезно, для меня театр делится на директоров известных и на тех, кто изнутри работает на театр – Яновицкий был именно таким человеком. Здесь когда-то шел спектакль о домовом «Шишoк», так вот, у меня абсолютное ощущение Яновицкого как Шишкa этого дома. Этому театру везло, многие спектакли рождались здесь в любви, и в них есть большая часть его души».

Нинель Терновская, пришедшая в театр в 1945 году и знавшая Михаила Иосифовича дольше всех, вспомнила, как в 1948-м помещение ЦДТ занял Театр имени Вахтангова, чье здание во время войны разбомбили. И вот Яновицкий с директором театра Константином Шах-Азизовым написали письмо Сталину. В один день вопрос со сценой был решен в пользу Центрального детского. «В то время я была еще студенткой, занималась в студии при театре. Помню, как к нам подошел Михаил Иосифович и сказал, что надо помочь с уборкой: зрительный зал пребывал в ужасном состоянии. И, знаете, все пришли, мыли стулья в зрительном зале. Было такое всеобщее единение! В этом же году нам дали возможность впервые сыграть на Большой сцене. Это был Золотой век театра!»

Причем «Золотой» он был не только для зрителей, получивших возможность видеть яркие и талантливые спектакли, но и для самых артистов. Можно ли представить, чтобы в наше время кто-нибудь отменил весьма перспективные заграничные гастроли лишь потому, что не хотел обидеть никого из актеров, играющих в разных составах!

С невероятной нежностью о Михаиле Яновицком говорила актриса Евгения Пресникова: «За мою долгую работу в театре я не могу вспомнить ни одного человека, который бы так любил артистов. С любым своим вопросом – глупым житейским или по-настоящему драматическим – мы бежали к нему. Он мог решить любую проблему. Еще одна удивительная вещь: его знала вся театральная Москва. В его кабинете постоянно раздавались телефонные звонки. Он был похож на главу клана мафиози. Только хотела бы я, чтобы все мафиози были такими нищими и бескорыстными».

Вечер воспоминаний затянулся. Гости, не желая расходиться, снова и снова делились своими историями, читали стихи, пели песни, смеялись и плакали. А виновник торжества, незримо присутствуя на встрече, вселял во всех присутствующих чувство тихой радости за тех своих коллег, кто хранит память о преданных театру людях и так бережно передает эту память новым поколениям.

Мария Четырина

 

Оставьте комментарий

  • Facebook
  • ВКонтакте
наверх