Газета выпускается Пресс-клубом РАМТа



Три одиночества в квадрате

30.04.2014

В Черной комнате РАМТа состоялась премьера спектакля «Затейник» по пьесе Виктора Розова. Новая постановка возникла в продолжение режиссерской лаборатории, посвященной столетнему юбилею драматурга.

«Эта история абсурдна, потому что обыкновенна, – считает исполнительница роли Галины Рамиля Искандер. – Так часто случается в жизни: нам приходится делать не то, что мы хотим, а то, что, как нам кажется, нужно». Ее героиня вынуждена выбрать спутника жизни не по любви. Долгие годы она живет с нелюбимым Валентином (Степан Морозов). А тот, ее единственный Сережка Сорокин (Андрей Сипин) исчез навсегда. Пропал, затерялся, чтобы никому не думалось, что возможно иное – счастье.

Режиссер постановки Александр Баркар создал такую сценическую композицию пьесы, которая неожиданно совпала с тем, как чувствовал и задумывал эту пьесу сам Виктор Розов. Прочтя в одном из интервью драматурга о том, что во втором акте, как и в первом, у него должны были быть только двое действующих лиц, режиссер со спокойным сердцем поставил спектакль «на троих» артистов. Но, если в оригинале пьесы первый акт посвящен случайной встрече Сергея и Валентина, а второй – решающему разговору Валентина и Галины, то в рамтовском спектакле все смешалось. Три судьбы, три трагедии, прочно связанные друг с другом, существуют в одном пространстве. Потому что, если и живет Галина с Валентином, то Сергей существует в их жизни незримо. И если Валентин всю жизнь страдает от нелюбви, то только потому, что никогда не принадлежала любовь Галины ему, а была лишь когда-то нечестным образом вручена ему в качестве незаслуженного трофея. Вся жизнь этих троих – бессмысленный поединок друг с другом, где третий – не лишний, а причина страданий каждого и их безмолвный свидетель.

Сценографическое  решение камерной площадки, придуманное художником Юлией Пичугиной, подчеркивает тему поединка. Четыре прожектора и деревянные скамьи, расставленные по периметру камерной сцены, очерчивают квадратное пространство – то ли ринг, то ли клетку, из которой всем троим безумно хочется найти выход. Но это не так-то просто: чтобы осуществить свое желание, в поединке нужно победить. Не случайно стоящие в углах рапиры, – это единственный показанный нам инвентарь из комнаты Сергея, работающего затейником в захолустном курортном доме отдыха. Они не пойдут в ход буквально, но на каждом витке рассказываемой истории будут придавать ее ходу ощущение пляски на острие ножа.

«А ты знаешь, почему он затейник? Знаешь, почему не принц-физик, не принц-химик?.. Он сам не хотел быть принцем. Думал, узнаю об этом и буду страдать, если принц... Вот какой он, вот! Сережка Сорокин!» За внешне незатейливой историей в этом поединке судеб скрывается масштаб подвигов, на которые способны человеческие сердца. Сергей выбрал непривлекательную участь, чтобы любимая им женщина не страдала от того, что она не с ним. Галина взяла ненавистного человека в мужья, чтобы спасти любимому жизнь. И, наконец, Валентин – эгоистичный, корыстолюбивый Валентин – нашел  в себе силы признаться, что больше не может жить с женщиной, которая любит другого, признаться, уступить и – отпустить... Но герои раскрываются постепенно, все глубже и глубже обнажаются чувства, острее и острее боль, все пронзительнее одиночество каждого из трех. Одиночество, сотворенное человеческими недальновидными жестокими умами, замкнутое и возведенное в квадрат.

По стилистике спектакль похож на музыкальное произведение, в котором не только звук, но и движение следуют тщательно прописанной партитуре. А в его музыкальную палитру каждый из героев вписывает свой ритм. Сергей при помощи барабанных палочек, которые всегда держит при себе – что поделать, затейник – выбивает нервный, на разрыв аорты, бешеный ритм своего существования, будто стараясь заглушить свою внутреннюю нестерпимую тоску. Валентин читает жесткий рэп, бесстыдно озвучивая свою простую и емкую философию: «Жизнь дана всем одинаково. Остальное берешь своими руками». А Галина на протяжении всего спектакля напевает песню Сергея Бабкина «Когда человек уезжает навсегда», превратившуюся в лейтмотив всей ее жизни:

«Выдыхаю тепло,
как канализационные люки.
Сколько бы воды не утекло,
я буду помнить всегда твои руки.
Здесь бесполезно куда-то бежать
или же жить, ни о чем не жалея.
Лучше упасть на снег и лежать –
тяжелей уже не заболею…»

Но у Розова не бывает безнадежных ситуаций. Виктор Сергеевич всегда сеял свет, уверенность в то, что добро сильнее и деятельней. Вот и на этот раз он дает своим заблудившимся героям шанс: простить, полюбить снова, возродить былую любовь. Он дает шанс, но финал оставляет открытым, давая каждому из нас дописать эту историю любви по-своему. Наверняка, надеясь на то, что и мы дадим шанс его героям на счастливый исход.

Ольга Бигильдинская
Елизавета Авдошина

 

Оставьте комментарий

  • Facebook
  • ВКонтакте
наверх