Газета выпускается Пресс-клубом РАМТа



Спектакли, ставшие частью истории

Тезисы лекции Дмитрия Трубочкина в РАМТе

28.04. 2016

Предлагаем тезисы по итогам лекции «Как спектакль попадает в историю» историка театра, заведующего сектором античного и средневекового искусства Государственного института искусствознания, помощника художественного руководителя по творческим вопросам Театра им. Е.Вахтангова и проректора Театральной школы Константина Райкина Дмитрия Трубочкина. Формат итоговой публикации мероприятия проекта РАМТа «ТЕАТР+» изменен по просьбе лектора.

Главная проблема лекции: как спектакль (вещь эфемерная, ускользающая, существующая только в настоящем времени) становится частью истории, подобно крупным историческим событиям, в которых поучаствовали и о которых сказали многие; подобно монументам, оставшимся для будущих поколений; подобно большим человеческим достижениям, тщательно задокументированным и многократно обсужденным и пр., и пр. Эта проблема заслуживает специального исследования; здесь мы ее лишь коснемся.

Долгое время в европейской культуре эпохи «большой классики» (от античности и до XVIII века) спектакли документировали фрагментарно. Зрители записывали и сохраняли в книгах для будущих поколений отдельные моменты сценического действия, которые их удивляли. Спектакль как целое как будто не существовал; он был формой существования сочиненного автором текста.

Вначале свои впечатления сохраняли и передавали античные филологи-комментаторы произведений великих драматургов; затем – шире – люди театра, погруженные в художественный процесс. Первым из русских, кто составил подробное описание театрализованного действа, был священник Авраамий Суздальский, побывавший на вселенском соборе во Флоренции в 1438-1439 годах и посмотревший «священные представления» Благовещения и Вознесения во флорентийских церквах (см. «Исхождение Авраамия Суздальского…»); эти мистериальные действа его по-настоящему восхитили и потому были тщательно задокументированы.

Первым из итальянцев, кто подробно записал для публики свои впечатления о спектакле, был, вероятно, Антонио Риккобони, рассказавший, не без иронии, о представлении «Эдипа-царя», поставленного Анджело Индженьери во вновь открытом Олимпийском театре в Виченце в 1588 году.

В XVII веке спектакли стали гораздо более ощутимы в текстах, потому что возникла традиция публикации отдельных пьес и собраний пьес с предисловиями драматургов. В этих предисловиях неизбежно отражались мысли авторов, касающиеся сценического существования их сочинений для театра. В Италии (в первую очередь в Венеции) возникла традиция публикаций оперных либретто с описанием машинерии и с гравюрами, передающими эскизы декораций. Так стали сохранять для будущих поколений визуальную сторону спектакля, едва ли не главную в традиции формирующегося барочного театра XVII века.

Театральная критика, целенаправленно занятая разбором спектаклей и формированием суждений о них, возникла в европейской культуре Просвещения (XVIII век). Только здесь мы по-настоящему ощущаем присутствие спектакля как целого в письменных текстах.

XX век дал публике и критике новое испытание: размытость границы между искусством и не-искусством. Это явление впервые ощутили в культуре авангарда и футуризма в самом начале XX века. Следствием стало то, что из искусства навсегда ушла общепризнанная система координат (сформированная в культуре классицизма, затем в романтической культуре «историзма») и исчезла нормативность в суждении об искусстве. По сей день всякую «неумелость», «недоделанность», «неправильность», «неловкость» – короче говоря, «неискусность» можно объяснить сознательным выбором автора спектакля и признаком индивидуальной манеры.

В лекции слушателям предлагается подумать, как спектакли XX века попали в историю благодаря своей внутренней сущности, вложенному в них труду, ученичеству, изобретательности, а не благодаря шумихе, созданной вокруг них прессой. Для обсуждения предлагаются спектакли, «сделавшие» прессу (а не спектакли, «сделанные» прессой). Таковы «Арлекино – слуга двух господ» Джорджо Стрелера в двух его версиях; «Птицы» Каролоса Куна; «Медея» Юкио Нинагавы; «Благовестие в Колоне» Ли Бруера; «Атриды» Арианны Мнушкиной.

Лекция состоялась в рамках цикла «Театральная академия» Молодежного образовательного проекта РАМТа «ТЕАТР+».

 

Оставьте комментарий

  • Facebook
  • ВКонтакте
наверх