Газета выпускается Пресс-клубом РАМТа



«Жениться вам надо, барин!»

Премьера спектакля «Барышня-крестьянка (вариации)» по повести А.С.Пушкина

29.03.2021

В Белой комнате стоит белый манекен с белым платьем и белой кружевной фатой. Похожие на врачей, заняты делом вышивальщицы в белых халатах. «Вот, что мне удалось найти по запросу "Барышня-крестьянка"», – монотонно сообщает откуда-то услужливая робот-помощник. В такой почти стерильной обстановке и начинается заключительный спектакль цикла «Повести Белкина» в РАМТе.

Скучающий Алексей Берестов (Иван Юров) слоняется по швейной мастерской, ухлестывая за работницами и напевая под гитару про «утро туманное» и «далекую Амазонку», где он не был никогда. По официальной версии он ждет, пока ему дошьют мундир, чтобы можно было вступить в ряды бравых гусар. Лиза Муромская (Марианна Ильина) прибегает в мастерскую, пытаясь скрыться от надоедливой гувернантки мисс Жаксон (Татьяна Веселкина), которая заставляет ее учить неправильные английские глаголы. Там она и видит в первый раз несостоявшегося офицера, спящего в примерочной кабинке. Заручившись помощью вышивальщиц, Лиза меняет свой образ и отправляется «в лес» навстречу Алексею и приключениям.

Репетиции спектакля, премьера которого была запланирована на 6 июня 2020 года (в день рождения А.С.Пушкина), начались прошлой весной, в разгар пандемии. «Молодые люди оказываются в плену своей деревни, где они томятся, словно в клетке. И нам подумалось, что это состояние сейчас знакомо многим почти на молекулярном уровне. Пространство Белой комнаты очень соответствует этому ощущению: оно небольшое, замкнутое, и здесь можно нафантазировать все, что ты захочешь», – рассказывает режиссер спектакля Кирилл Вытоптов. Придерживаясь канвы пушкинского сюжета, он создает свою вариацию пасторальной повести, выводя на первый план не столько любовную историю, сколько элемент игры, забавы, неизменно присущий любой затее с переодеванием.

Все присущие швейной мастерской атрибуты – от катушек с нитками до примерочных кабинок – удивительным образом подстраиваются под игру, затеянную Лизой, подсказывая ей следующие шаги и решения. Наверное, даже лес, где герои знакомятся, присутствует только в их воображении. В несуществующий лес гораздо удобнее поместить придуманных «охотника» и «крестьянку», за чьими масками до поры они скрываются друг от друга. А в белоснежной комнате им удается сбросить с себя лишнюю мишуру и обнажить чувства. Образ мастерской придумала художник спектакля Нана Абдрашитова. «Это как современная девичья. Алексей тут прячется от мира, его в этом месте никто ничем не мучает. Лизе здесь легко, потому что как артистичная натура она всегда находит возможности для переодевания», – рассказывает режиссер.

«Лиза – девочка-огонек с потенциалом актрисы, – говорит о своей героине Марианна Ильина. – Ей дается возможность сыграть в очень азартную игру, которая неожиданно для нее оборачивается и приводит к самому главному – к любви». Возможность поиграть – самая лучшая мотивация для поступков затосковавшей девушки. В крестьянском обличье она больше всего похожа на расшалившуюся маленькую девочку, которая нашла в бабушкином шифоньере яркие вещи и решила надеть их на себя все сразу, включая войлочные тапочки. Здесь ее актерские способности вдруг перехлестнули через край: скрывая от Алексея свою истинную личность, Лиза доходит до декламирования Шекспира в подъюбнике из ваты. Переходя на следующий уровень игры – «театр в театре», – она сама начинает запутываться в хитросплетениях своего обмана. Возникшие чувства к Алексею неожиданно оказываются слишком настоящими для продолжения этой затянувшейся шутки.

К осуществлению авантюры Лизу подначивают вышивальщицы (Евгения Белобородова, Вера Зотова и Ирина Низина), которые между собой разделили образ пушкинской дворовой девушки Насти. Их присутствие делает историю со сменой социального статуса Лизы меньше похожей на индийское кино, и больше – на феминистическую вариацию сказки о Золушке. Словно феи-крестные, они порхают по сцене и сметают все препятствия на пути к лизиному счастью. С костюмом помогли, учительницу нейтрализовали, прикрытие обеспечили – и это далеко не полный список добрых дел талантливых девушек, которые еще успевают спеть на три голоса, станцевать фламенко и пригвоздить зрителя сарказмом.

Помимо вышивальщиц, активной участницей событий становится элегантная, как английская аристократка, мисс Жаксон. На первый взгляд ее роль ограничивается собиранием паззлов и подыгрыванием Лизе в роли Отелло. Но не зря же она так упорно ищет и не находит свою воспитанницу «в лесу», что у той появляется возможность познакомиться с Алексеем. Не зря так долго пьет чай и сильно увлекается паззлами. Это умная, наблюдательная, возможно даже немного сентиментальная женщина, которая искренне заботится не только об образовании Лизы. Ей хочется, чтобы девушка была счастлива, и к своей цели она идет своими путями, пусть и не столько очевидными, как у фей-вышивальщиц.

В этой постановке Алексея Берестова окружают исключительно женщины. Женский голос обретает даже вымышленный рассказчик Иван Петрович Белкин. Эту роль режиссер доверил «умной коробке», бесстрастным тоном отвечающей на задаваемые, но не всегда высказываемые вслух запросы. Однако эта бесстрастность обманчива: время от времени гаджет практически вступает в диалоги, пытается острить, включает подходящую случаю музыку и со всей доступной его компьютерному сердцу эмоциональностью рассказывает зрителям драматические сюжетные перипетии, оставшиеся за кадром сценической интерпретации.

«Барышня-крестьянка» может показаться перенасыщенной деталями. Но в лучших традициях «чеховского ружья» каждая мелочь в этом спектакле имеет важное назначение. Рулоны с тканями превратятся в горны, которые протрубят о новой жизни, наступающей для скинувших маски влюбленных. Безучастная к происходящему робот-помощник вдруг без чьей-либо подсказки включит нежную «А хочешь, я выучусь шить». Мундир, слегка забытый по ходу действия, будет стильно наброшен на белый манекен с белым свадебным платьем, даря зрителям образ единения молодых героев и избавляя создателей «от излишней обязанности описывать развязку».

Анна Родионова

Фото Сергея Петрова и Марии Моисеевой

 

Оставьте комментарий

  • Facebook
  • ВКонтакте
наверх