Газета выпускается Пресс-клубом РАМТа



Фехтуем с Прохором Чеховским

26.05.2014

В воскресный вечер 11 мая участники клубов «Театральный словарь», «Премьера» и Театроведческой секции собрались во втором репетиционном зале РАМТа, чтобы обсудить спектакль «Мушкетеры» и научиться у исполнителя роли Д`Артаньяна Прохора Чеховского приемам фехтовального искусства. Встречу вела режиссер-педагог, руководитель зрительских клубов РАМТа Алла Лисицина.

Все началось с обсуждения постановки. Собравшимся было предложено вспомнить детали уведенного и отметить необычную сценографию «Мушкетеров», подсказанную художнику одной из сцен романа – шахматной партией Д’Артаньяна и Ришелье. В пластическом спектакле РАМТа участниками шахматной партии стали исключительно все персонажи. Оттого постановка, фабула которой и так диктовала пластическое воплощение, стала еще более зрелищной. Как только речь зашла о главном герое спектакля, в зал будто бы по сценарию вошел Прохор Чеховской. Он сразу же завоевал всеобщее внимание и симпатии, рассказал множество секретов создания спектакля, но главное – о том, что такое сценический бой и «с чем его едят».

– Любой бой интересен, когда в нем есть драматургия. Неважно, что это – диалог или спор – главное, чтобы не было чистой физкультуры. Потому что интереснее смотреть не на физкультуру, а на то, что происходит между фехтующими.

Велики шансы травмировать кого-нибудь при артистическом фехтовании?

– Шансы травмировать велики всегда. Это вправду опасно. Надо помнить еще и о том, что в нашем спектакле два состава: мы фехтуем в одних и тех же сценах, но по-разному. Поэтому нужно много репетиций для того, чтобы всегда быть наготове и чувствовать своего партнера по сцене. А еще мой герой носит шпагу без ножен. И вот когда я бегаю по сцене, «убитые» лежат и кричат «Прохор, аккуратнее!» Приходится постоянно себя контролировать.

Не страшно фехтовать в спектакле, зная, что можешь травмировать напарника?

– Очень страшно. Мне говорят: расслабься. А я не могу, очень нервничаю. В день спектакля хорошо, если успею позавтракать, а то потом кусок в горло не лезет. У Д’Артаньяна восемь боев, я их отыгрываю, постоянно находясь на взводе. А после заключительной драки с Миледи убегаю за сцену и выдыхаю: теперь я уже только актер, никого не травмирую, никому не наврежу.
Когда мы работали с Андреем Рыклиным (режиссер спектакля, артист, каскадер – прим. ред.) на съемках фильма «Слуга государев» и снимали эпизод про Полтавскую битву, кто-то кому-то случайно заехал по голове шпагой. И один из опытных каскадеров не выдержал, это был  крик души: «Какое бы ни было, все же это – оружие, оно может убить! Надо всегда об этом помнить!» И я постоянно перед своим выходом в «Мушкетерах» ставлю себе задачу: уйти со сцены самостоятельно. Для меня главное там – безопасность.

С чего начинается работа с оружием на занятиях по сценическому мастерству?

– Первое, чему учат при общении с оружием: все удары наносятся только в специальные зоны, ни в коем случае не по телу. Со стороны выглядит так, будто бьют по плечу, а на самом деле удар идет мимо. При этом, если твой противник не успевает защититься, ты обязан успеть остановить свой удар, в каком бы азарте ни был: удар нужно сыграть, но человек при этом не должен пострадать. Это самое главное на сцене.
Важно, конечно, чтобы и отыгрыш был: реакция на этот псевдо-удар. Короля играет свита. Если свита боится, то король всемогущ. А если свита лениво уходит от отмашек, то кто поверит в непобедимость короля? Отыгрыш – это 50 процентов правдоподобия удара.

После увлекательного рассказа присутствующим и самим захотелось попробовать себя в роли мушкетеров. Желающих сразиться с мастером сценических боев выстроилась целая очередь. Прохор приглашал всех по одному «к оружию» и попутно объяснял, что к чему: как правильно встать в стойку, как держать шпагу, как отвести удар, особенно наносимый по голове и ногам. Он, подобно своему персонажу, героически и неутомимо сражался со всеми желающими, терпеливо объясняя ошибки и поощряя правильные выпады. Будем надеяться, что все те навыки, которые на этот раз приобрели зрители РАМТа, никогда не пригодятся им в жизни и будут лишь еще одним мостиком к пониманию так любимого ими искусства театра.

Мария Четырина

 

Оставьте комментарий

  • Facebook
  • ВКонтакте
наверх