Газета выпускается Пресс-клубом РАМТа



Искусство как эпидемия

Евгений Клюев прочел лекцию зрителям РАМТа

30.03.2013

Классическое искусство во все века существовало по принципу мимесиса, то есть подражания. Картины, скульптуры, литературные произведения все старалось изображать реальность. Но со временем этот принцип стал терять свою привлекательность, а отношения между реальностью и искусством искажаться. Это искажение, потеря границ способствовали тому, чтобы назвать современное искусство болезнью, а точнее эпидемией. Именно этой теме решил посвятить свою встречу со зрителями поэт, писатель, автор рамтовских спектаклей «Сказки на всякий случай» и «Думайте о нас» Евгений Клюев.

В стихотворении Евгения Клюева есть такие строки: «Я не знаю, что здесь делает это «я», Я не знаю, что здесь делает это «ты», – которые ставят под сомнение авторитарность отношений между писателем и читателем. Часто, читая стихотворения, где лирический герой обращается к своей возлюбленной, или к другу, употребляя местоимения «я» и «ты», читатель отождествляет образ героя с образом автора. Однако, герой имеет мало общего с реальным лицом, написавшем стихотворение, его образ возникает из нашего представления о нем. Читателю часто свойственно переносить черты героя на его создателя. А при более близком знакомстве с автором впечатление может быть совершенно противоположным и даже разочаровать. Поэтому еще Пруст советовал быть знакомым с писателем только по его книгам. Искусство – это не жизнь.

Одна из причин отождествления искусства и жизни, вероятно, кроется в том, что формы искусства в последнее время стали больше отходить от традиционного изображения действительности, а само искусство выполнять несколько иные функции, не присущие ему ранее. «Я вижу все меньше и меньше реальности в жизни людей, которые ориентированы на искусство, но на искусство не как на форму созерцания, а форму жизни», – с грустью констатирует Евгений Клюев и приводит в пример разошедшуюся недавно по сети новость об украинских девушках, которые каждый день превращают себя при помощи грима в героинь японского аниме и в таком образе ходят по улице. Они предъявляют себя как факт искусства, превращая в него всю свою жизнь.

Будучи русским, но живя долгое время в Дании и наблюдая славян со стороны, Клюев отличает русских от людей другой национальности. «Они всегда чувствуют присутствие постороннего глаза» и многое делают на публику, всегда учитывая эту «инстанцию наблюдателя». Однако, кажется, в последнее время с развитием глобальной сети, не знающей географических границ, свой образ для публики начали создавать все люди, вне зависимости от страны рождения. Создаваемые персональные интернет-страницы, где человек раскрывает другим свою жизнь, преподнося себя с более выгодной стороны, тому пример.

Пожалуй, соглашаясь с автором, можно сделать неутешительный вывод, что, даже читая книгу или наблюдая за спектаклем, мы живем в состоянии перманентной болезни, копируя любимых персонажей и перенося их внешние образы и привычки в собственную жизнь. И даже наполняя свою страницу в социальной сети, мы перестали отгораживать себя от творчества, моделируя и представляя свою жизнь часто как факт искусства – массового или авторского, это уже другой вопрос. Короче говоря, мы постоянно играем. Евгений Клюев и все, кто пришел его послушать в тот вечер, тоже участвовали в игре, погружались в интерактивное произведение искусства. Поэт, немного заикаясь, читал стихи, зрители, глядя на себя со стороны, стеснялись задать глупый вопрос, боясь не оправдать ожиданий автора. И все это было лишь творимое на глазах искусство, которое распространялось по залу со скоростью эпидемии.

Любовь Пухова

 

Оставьте комментарий

  • Facebook
  • ВКонтакте
наверх