Газета выпускается Пресс-клубом РАМТа



Подглядеть жизнь закулисья

Аудиоспектакль «СТО» длиной в 238 ступеней

25.04.2021

27 февраля в РАМТе состоялась премьера аудиоспектакля «СТО». Его необычный формат – путешествие в наушниках по разным пространствам театра – позволяет зрителям узнать историю дома № 2 на Театральной площади и его обитателей.

Оригинальность проекта состоит в том, что это не совсем экскурсия. Голоса рамтовских актеров, которые ведут вас по тайным тропам РАМТа, погружают в атмосферу разных времен и событий, знакомят с судьбами людей, строивших этот театр, возрождая память места. О процессе создания спектакля рассказал его режиссер Александр Хухлин, ответив на вопросы «РАМТографа».

– Аудиоспектакль – необычный формат для РАМТа. Его идея родилась на лаборатории по поиску новых форм коммуникации со зрителями в 2019 году. Скажите, Вы были на показах этого эскиза Ленары Гадельшиной?

– Не был, но слушал запись и читал текст. Меня в этот проект пригласили позже.

– Чем он Вас заинтересовал?

– Бродилок сейчас много – жанр популярный, – и мне в принципе нравится иммерсивность в театре. Когда я был в Нью-Йорке, то специально поехал посмотреть шоу Sleep No More. Устроить диалог с пространством, временем, сменой эпох – захватывающая идея. В какой-то момент у нас возникла мысль, чтобы диалог со зрителями вело именно пространство, сам театр. Чтобы это была не просто историческая справка или поход в сопровождении гида, а какая-то игра; чтобы у каждого места в театре было воспоминание, которое оно никак не может забыть и которым живет. Эта идея оказалась интересна и артистам, и театру.

В спектакле используется много исторической информации. Как происходила работа над созданием текста?

– Прекрасный драматург Юлия Поспелова написала пьесу, изучив огромное количество архивных документов. И не меньшее количество интересных фактов мы нашли, когда уже работали. А Юля, как драматург, написала потрясающие диалоги и предложила драматургические ходы.

– То есть вы вместе создавали этот текст?

– Да. Причем, я был уверен, что мы эту историю сделаем мгновенно, за пару недель, а в итоге работали чуть ли не полгода. Мы приходили в театр, договаривались, что буквально за час-полтора пройдем по возможным точкам маршрута, что-то обсудим. Но, встречаясь в двенадцать дня, уходили в восемь вечера с гудящими ногами и головами. Чем дальше ты идешь, тем больше для себя открываешь. И в историческом плане, и проходя маршрут ногами. Я совершенно не представлял, что РАМТ – какой-то сад расходящихся тропинок, как у Борхеса. Можно бесконечно блуждать по этим лабиринтам. Так что мы пахали наше поле долго и старательно. Прошли огромное количество ступеней и километров. В какой-то момент поняли, что придумывать сюжет бессмысленно, нужно буквально ходить ногами по сюжету: от куска к куску, от мысли к мысли. Стало очевидно, что пространство само несет в себе сюжет, ведет за собой. Только надо очень много ходить и фантазировать.

– А как отбирались истории для сценария?

– Нашей задачей было соединить две составляющие: людей, которые сыграли важную роль в судьбе театра, и поворотные события в его истории. И при этом найти форму, чтобы не получилась просто экскурсия. Чтобы в ней были завязка, развитие, неожиданные повороты, финал. И эта драматургия выстроилась за счет того, что есть погружение в глубину под сценой, а в финале – подъем на галерку, взлет на самую высоту. Структура, можно сказать, кинематографическая.

– В жанре спектакля указано, что это «sound-восхождение в 238 ступеней». Зрители правда пройдут столько ступеней?

– Да-да, это досконально посчитанное количество. Оно менялось: прибавлялось, убавлялось. Мы очень долго работали над этим маршрутом, ведь он должен быть проложен так, чтобы экскурсия проходила параллельно с естественной жизнью театра, между утренним и вечерним спектаклями. Мы же должны никому не помешать и притом подглядеть настоящую жизнь закулисья. С этим было очень много вопросов. Как только утверждали маршрут и думали, что это финальная версия, тут же появлялись замечания от пожарников, от службы безопасности, почему именно так делать нельзя. Но в итоге он сложился.

– Во время спектакля зрители ходят по помещениям, которые для них обычно закрыты. Как Вы считаете, такое посещение «изнанки» театра не сможет уничтожить его магию? Ведь не зря говорят, что фокусники не должны раскрывать своих секретов.

– Есть прекрасное стихотворение у Тарковского:
«И весь этот пот, этот грим, этот клей,
Смущавшие вкус твой и чувства,
Уже завладели душою твоей.
Так что же такое искусство?
Наверно, будет угадана связь
Меж сценой и Дантовым адом…»
Мне кажется, зритель знает прекрасно, что артисты переодеваются, что они за этой дверью, это же очевидно. Чудо не в том, что мы там что-то прячем, а в том, что ты все это знаешь и в какой-то момент перестаешь обращать внимание на существование какой-то реальности вне сцены. В хорошем спектакле ты оказываешься захваченным этим вымыслом и, как положено, обливаешься над ним слезами. Поэтому, мне кажется, наоборот, это дополняет ту гамму ощущений, которая возникает в зрительном зале

– Вы сказали, что Вам очень близок иммерсив в театре. Вы бы назвали спектакль «СТО» иммерсивным?

– Скорее всего, да. Мне кажется, что это погружение в пространство, в ситуацию. Ты не встречаешься с артистами, которые воплощают какие-то образы. А с помощью своего воображения, погружаясь в звуковую среду, домысливаешь ее гораздо интереснее сам, чем если бы для тебя ее блестяще сыграли. Мне кажется, этот аудиоспектакль может быть более мощным, если встретится со зрительским воображением. Возникнет взаимно дополняющий друг друга союз.

– Какой Ваш самый любимый в нем момент?

– Он остался за кадром. Это был потрясающий ряд моментов, когда мы записывали артистов в звукоцехе театра. Они прибегали со съемок, с репетиций, и им нужно было дальше куда-то бежать. Параллельно в цехе шла своя жизнь, на Большой сцене игрались спектакли и нужно было их вести. Работники звукоцеха героически сидели с нами до одиннадцати ночи, буквально как на съемочной площадке. Вот это был самый потрясающий для меня момент.

– Как бы Вы описали спектакль «СТО» в нескольких словах?

– Да там все написано: sound-восхождение в 238 ступеней. Человек, который знает историю театра, соберет свой конструктор. А который не знает, сделает собственную цепочку открытий.

Ну и в заключении стоит отметить, что это путешествие по РАМТу длится чуть больше часа и включает в себя множество переходов по лестницам, подъемам и спускам. Так что, планируя свой приход на «СТО», будьте готовы не только к сюрпризам, но и к серьезной физической нагрузке.

Варвара Дерезовская

 

Оставьте комментарий

  • Facebook
  • ВКонтакте
наверх